название: Иначе
фэндом: Naruto 
автор: N.H. aka 夜狩猟家 aka 灰色天使 
бэта: Microsoft Word… 
персонажи: многие персонажи манги 
жанр: romance, action 
рэйтинг: PG-15 
дисклэймер: мир и персонажи манги принадлежат Масаси Кисимото 
предупреждения: ООС, AU (пожалуй), похищение человека, смерть персонажей, фанфик-катастрофа 
саммари: что будет, если знать историю наперед? как тогда может повернуться ход событий? все будет ИНАЧЕ!

глава VII: начало конца 

Очнулся Наруто уже в госпитале Скрытого Листа через четыре дня от тех событий. Тело ужасно болело, а результаты боя он так и не знал, хотя раз он в Конохе, значит Пэин и акатсуки повержены. Из посетителей в его палате, помимо спящей сейчас Хинаты, похоже, все четыре дня жившей здесь, обнаружился Какаши-сенсей, как раньше, с зачитанной до дыр книжкой Дзирайи. 
— Какаши… Сенсей… — сил говорить у блондина тоже оказалось мало… Но вопрос мучал его настолько, что не задать его было нельзя — Чем… Все… Закончилось… 
— О! Ты очнулся! — Копирующий оторвался от чтива — Ну… После того как все акатсуки на поле боя, скрытый Дождь объявил о прекращении боя и нейтралитете с нами. Им, похоже, тоже не слишком нравился Пэин… Потом они и уцелевшие из нашего отряда отправились искать тебя и Дзирайю. Говорят, что рядом с тем местом, где тебя нашли, был кратер, в котором лежало тело неизвестного шиноби. 
— Это… И был… Пэин… 
— Хм… Интересно… Потом расскажешь про Пэина. Упреждая парочку твоих вопросов: все наши живы. Но Дзирайа и Итачи до сих пор в тяжелом состоянии, Недзи пока еще тоже в госпитале, но с ним все, в общем-то, хорошо. Асуму выписали вчера… Ах да, Пятая обследовала тебя, пока ты был без сознания: твой ринненган сильно пострадал от чакры Девятихвостого, так что пока ты его лишен, но, возможно, он когда-нибудь восстановится. 

*** 

С помощью сил Лиса Узумаки поправился очень быстро, и еще через три дня был отпущен домой. Перед выпиской к нему еще раз заглянул Какаши-сенсей, интересовавшийся, кто есть тот самый Пэин, с которым столкнулись Наруто и Дзирайа. Рассказ о боевых возможностях Нагато смог поразить даже, казалось бы, столь не эмоционального человека, как Хатаке. Не каждый же день попадаются шиноби, способные одним ударом завалить саннина! 
Слово за слово, и блондину тоже удалось вытащить из своего учителя немного информации, правда, интересовало его другое — почему Хатаке был настолько радостным перед миссией. Информация эта оказалась не афишируемая, и пока о ней знали, помимо самого Какаши, только Хокаге, советники и несколько человек мед.персонала больницы. Но Копирующий доверял своему ученику и решил поделиться и с ним. Причиной всему, как оказалось, была вторая дзинчуурики деревни. Нии Югито. Вернее, маленькая жизнь двумя ладонями ниже ее сердца. 

*** 

Наруто лежал на вытащенном на крышу дома одеяле и смотрел в чистое иссиня-черное ночное небо, усыпанное мириадами звезд. Теплая летняя ночь мягко обволакивала его, и прижимающуюся к нему во сне Хинату. Легкий ветерок нежно играл их волосами… 
Похищение сыграло с девушкой злую шутку. По возвращению в деревню все отметили, насколько изменилась Хьюга: она стала боязливее, и опасливо обходило стороной даже своих знакомых. И всего с несколькими самыми близкими ей людьми, в особенности Наруто, ставшим для Хьюги кем-то вроде ангела-хранителя и источника внутренних сил, которого она старалась не отпускать от себя ни на шаг, к Хинате возвращалось ее прежнее я… 
Блондин смотрел на далекие звезды и думал… Думал над тем, что будет дальше… И больше всего его волновало нежное милое существо, спящее у него под боком. Тсунаде сказала, что это последствия пережитого шока, и что у Хинаты со временем все наладится… А пока оставалось лишь верить в это… 
— Хината, я никому не позволю обидеть тебя. — Наруто прогладил девушку по ее шикарным антрацитовым волосам — Все будет хорошо! — в ответ ему Хината что-то промяукала в ответ сквозь сон и покрепче прижалась к его боку. 
«Все, что сейчас ей нужно — побольше любви и заботы. И она оклемается от пережитого ужаса.» — «так, кажется, говорила бабушка Тсунаде…» 

Наруто начал потихоньку переходить в царствие Морфея… Парень глубоко зевнул, закрыв глаза, и не заметил, пролетевшую низко над Конохой вдоль стены голубую комету, быстро скрывшуюся среди жилых кварталов на том конце деревни. В общем-то, никто в деревне не заметил этого странного гостя, прилетевшего по воздуху… Когда же «комета» исчезла из виду, сонливость начала потихоньку проходить, и блондин вернулся к своим размышлениям. 
Вдруг на том краю деревни что-то бухнуло. Узумаки напряг слух до предела, но ничего странного больше не происходило. Обычный ночной шум скрытого Листа… Хотя, стоп! Что-то большое быстро рассекало воздух, двигаясь между домами по соседней улице. 
«Ничего, с этим разберется АНБУ…» — Наруто остался все также лежать на крыше. Но нечто приближалось к нему. Секунда, и перед ним возник темноволосый человек в плаще акатсуки. За его спиной были два больших крыла из чакры, а на левом плече, безвольно свисая, покоилась Югито со странным символом на лбу. Правую руку человека, которая была свободна от ноши, окутало красное сияние. 
«Кисама! Нагато! Он жив!!!» — Барьер! — готовясь к худшему, Наруто поднял свою защиту. 
— Молния: небесная игла! — прямо в руке Пэина, поверх готовящейся печати, возник сенбон, целиком сплетенный из искрящейся чакры. Будучи запущена, эта игла преодолела барьер, словно это было пустое место, а не абсолютная защита… Помня свое обещание, Наруто накрыл своим телом спящую рядом девушку, так как техника предназначалась именно ей, но сенбон из молнии прошел сквозь его тело так же, как и через барьер, оставив после себя сквозную дырку в правом боку. Только вот в боку Наруто. И в сердце Хинаты… 
Непреодолимое желание мести захватило сознание блондина, и он, покрываясь покровом, начал поворачиваться лицом к своему противнику, но только получил ту самую печать, печать подавления разума, в лоб. Узумаки куда-то потянуло со страшной силой, пытаясь вырвать его дух из тела. Еще пару секунд у Наруто получалось бороться с печатью, но потом она взяла свое… Блондина переместило в его же подсознание, но он оказался не перед клеткой Кьюби… Теперь он сам сидел в клетке… Девятихвостого отсюда не было видно, но он был совсем рядом, слишком уж он был сильным демоном, чтобы не чувствовать его… 
Немного очухавшись, Наруто было попытался вырваться из клетки, но прутья перед ним, поддерживаемые печатью Нагато, оказались не только непробиваемы, но обжигались невероятным холодом при любом касании. Скуля от безысходности, блондин осел на пол своей тюрьмы… 
— Ну, теперь ты понял, каково приходится мне? — судя по голосу, Лис злился на своего носителя за поражение. 

*** 

За несколько дней в реальности, здесь, в подсознании, казавшихся целой вечностью, Наруто пережил настоящий кошмар: вокруг не менялось абсолютно ничего, да и поговорить оказалось не с кем — Кьюби дулся и молчал… Узумаки начал впадать в тихое безумие в этом кошмаре… И как Девятихвостый выдержал здесь шестнадцать лет?.. 
Положение становилось отчаянным. Печать погружала Узумаки все глубже в пучины безысходного одиночества с судьбой быть пленником в собственном теле… Но вдруг оно началось… То, с чем Наруто за прошедшую здесь бесконечность времени успел смириться. Извлечение бидзуу… 
Под полом залы разверзлась огромная синяя воронка, начавшая рушить печать Четвертого и высасывать чакру из самого Кьюби. И на сей раз остановить процесс не было шансов… Минуты тянулись словно годы… Листочек бумаги, запирающий клетку с Лисом, ранее всегда бывший белоснежным и ярким, начал выцветать… Наверное, в реальности прошел только день, казавшийся для Наруто длиннее всей его нормальной жизни, прежде чем печать смерти, оставленная Четвертым Хокаге, окончательно истлела. Кьюби, почувствовав свободу, попытался вырваться из клетки, но его словно пригвоздило к месту чудовищной силою воронки, пившей из него чакру, и при этом, что интересно, обходившей стороной блондина. Еще одна вечность томительного ожидания чего-то, и Лис с последними каплями своих сил отправился в воронку. К этому моменту от мира подсознания осталась только медленно тающая клетка с Узумаки. И вот сейчас, когда Кьюби, наконец, был извлечен, печать развалилась, и Наруто буквально вышвырнуло в реальность. 

Он, бестелесная полупрозрачная сущность, был в огромной пещере, похоже, где-то в стране Дождя — на улице нескончаемо моросило. Хотя, с тем же успехом, он мог оказаться и в любом другом месте мира… Его тело безвольно лежало на земле между огромных потрескавшихся рук статуи короля демонов поломанной куклой. На когда-то совсем недавно его голове стояла печать. Точно такая же, как и у двух других дзинчуурики в этой пещере: Нии Югито и неизвестного шиноби Облака в странных доспехах, носящего с собой аж семь клинков. 
Печать на головах несчастных представляла из себя темно-бордовый узор: треугольник из маленьких рунических знаков и расходящиеся от него в стороны лучи, также из непонятных символов. 
Пэин соскочил на землю и отбросил, ставшее ненужным, тело Узумаки в угол, после чего забрался назад на статую. 
— Эй! — голос Наруто остался неуслышанным — Что здесь происходит? — снова молчание… Блондин хотел было дернуть Нагато за край плаща, дабы обратить на себя внимание, но рука прошла сквозь материю, словно это была иллюзия. Удивленный, Наруто попытался пройти сквозь пальцы статуи. И это получилось — Я, что, призрак? — но вопрос опять остался без ответа — живые его не видят, не слышат, не чувствуют… 
Интуиция говорила блондину, что он уже давно должен быть в мире мертвых, но что-то накрепко удерживало его тут, среди живых… 

Внезапно пространство начало разворачиваться перед ним образуя круглое «окно», ведущее к какому-то храму. Между двух столбов храма сидела старая жаба. Хотя, «старая» — это было не про нее, это была сама древность… Наруто не представлял, как можно быть настолько старым… И, что интересно, жаба смотрела на него, будто могла видеть. 
— Похоже, время для пророчества почти пришло… — жаба говорила очень тихо, и блондину пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ее слова — Здравствуй, дитя. 
— Эээ… Здравствуйте… — его ответ был определенно услышан… — Вы кто? 
— Кто я?.. Я — мудрец с горы жаб-отшельников Мебокузан… Много лет назад я сделал пророчество… 
— Пророчество? 
— Да, молодой человек, пророчество… Ученик Дзирайи. Ты принесешь революцию в мир шиноби. В конце концов, ты принесешь гармонию в этот мир. Или ввергнешь его в пучины хаоса… 
— Почему я, а не… 
— Почему ты?.. — жаба глухо засмеялась — Так решил Дзирайа. Этот выбор был его частью пророчества. Теперь настала твоя очередь. 
— М… Ясно.. 
— Готовься, дитя пророчества… Когда придет твое время, я снова навещу тебя… — «окно», через которое Наруто общался с жабьим мудрецом, начало исчезать. 

глава VIII: пророчество 

Следующие три дня, пока Нагато занимался извлечением Двуххвостого демона, Узумаки ждал призрак Югито… Но он не появился… Видимо, он действительно удерживался в этом мире только силой пророчества, которое еще только предстоит исполнить… Делать в этой пещере было больше нечего, и блондин решил отправиться в Коноху… Мгновение спустя эту мысль, он оказался уже перед главными воротами Скрытого Листа… Летать без дела по улицам Конохи оказалось интереснее, чем просто сидеть в той пещере без дела, но и здесь Наруто оставался просто призраком, невидимым и неслышимым… 
Не вдаваясь в дорогу, он, однако, попал каким-то образом на кладбище. При жизни он здесь бывал всего пару раз. И вот теперь он стоял перед своей же могилой… Совсем рядом, словно прижимаясь к нему, была похоронена Хината… Чуть поодаль были три плиты. Две большие с надписями «Хатаке Какаши» и «Нии Югито» также стояли совсем рядом, только между ними была еще и маленькая третья. Безымянная… Было еще десять свежих надгробий, но Наруто не знал этих людей… Это были постовые на стенах. Или же просто случайные жертвы, столь неудачно подвернувшиеся под руку Пэина… 

*** 

Ночь перестала быть временем отдыха для Тсунаде. Груз навалившихся на нее после похищения Дзинчуурики проблем стал невыносимым и уже много дней не давал Пятой Хокаге сомкнуть ночью глаз… Слишком плохо все закончилось… «Нет! Еще не все потеряно!..» — с такими мыслями Тсунаде заставляла себя, превозмогая дикую усталость, продолжать выполнять свои обязанности главы деревни… И вот только сегодня ей наконец удалось заснуть… Прямо у себя в кабинете на рабочем столе… Только вот сон этот был кошмаром, воплотившимся неделю назад… 

Хокаге стояла над могилами лучших и просто хороших шиноби деревни. И не могла оторваться от них… И вот так она стояла в своем сне много часов… Но вдруг перед ней начал возникать нечеткий, но, тем не менее, легко узнаваемый образ… 
— Тсунаде-баасама… 
— На… Наруто? — Хокаге с удивлением смотрела на висящий перед ней призрак 
— Да. 
— Что… Что с тобой произошло?.. 
— Я умер при извлечении Кьюби, но не беспокойтесь, скоро все будет хорошо… Пророчество должно вот-вот исполниться… — призрак блондина истаял в воздухе, а сон сам собой сменился на более приятный… 

*** 

Наруто выплыл через стену резиденции Хокаге на улицу. Уже начинало светать… Делать снова было нечего… Или… Узумаки перемесился обратно в пещеру, где Пэин извлекал последнего хвостатого демона… Наруто было интересно, зачем все-таки понабилось собирать бидзуу… Еще два дня прошли в ожидании завершения техники… 
Закончив с этим, Нагато стал складывать невероятно длинную последовательность печатей, включающую в себя несколько нестандартных знаков… Из статуи короля демонов начала струиться чакра демонов, собираясь в огромный плотный шар 
— Что ж, посмотрим, что может эта техника… Армагеддон! — шар исчез, а через мгновение с улицы донеслась ярчайшая вспышка… Секунд через пятнадцать основательно тряхануло… Потом еще раз, но уже значительно слабее, потом еще, только уже едва заметно… На этом вроде бы все успокоилось… — Теперь мир может начать взрослеть! — Нагато призвал две дюжины маленьких уродливых птичек и прикрепил к каждой по сообщению. Получив работу, крылатые почтальоны неровным строем полетели прочь из пещеры. 
Силой мысли Наруто переместился туда, где должна была сработать техника, а именно на юго-запад страны Ветра. Вместо пустыни его взору предстал кратер в пару километров глубиной и с десяток в поперечнике, медленно заполняемый морской водой… 

Тут, над кратером от самой могущественной техники в мире, снова начало разворачиваться уже знакомое «окно» жабьего мудреца. На сей раз рядом с ним лежало несколько свитков, едва ли не старше его самого. 
— Время исполнения пророчества пришло. 
— Ммм… И что я должен делать? 
— Дитя, в твоих силах теперь путешествие в пространстве и времени. Ты можешь проникать в чужие сны и менять их… Дабы исполнить пророчество, тебе надо вернуться в прошлое, в любой миг истории, и изменить будущее… Но помни, в твоей власти сейчас как подарить этому миру благополучие, так и ввергнуть его в хаос и разрушение… Все зависит от тебя. И твоих действий. Так что хорошо подумай, прежде чем начинать… — «окно» начало исчезать… 
«Значит, мне надо вернуться в прошлое, чтобы изменить будущее… Но где же та ошибка, из-за которой мир стал таким» — голубые глаза Наруто скользнули по кратеру… — «Это не связано ни со мной, ни с Саске… Стоп! Всему этому виною Пэин, занявший тело Нагато… Но почему оно стало так?.. Эросаннин говорил, что это тоже его ученик… И что после трех лет обучения, он покинул его… Вот, где оно!» 

*** 

Битва с Кандзоу Саламандром, лидером Скрытого Дождя, оказалась для коноховцев невероятно сложной. Выжили в ней всего трое шиноби Листа. И стали они известы после этого, как Саннины… 
Ночь после битвы саннины провели уже на полпути к границе страны Огня. На посту остался Орочимару, Тсунаде и Дзирайа же отправились спать. Никто из этой троицы не видел и не слышал следовавшего за ними вот уже несколько часов светловолосого юноши в униформе чуунина Скрытого Листа… Парень проник в палатку шиноби прямо сквозь брезент и подлетел к спящему Дзирайе. Коснувшись рукой головы жабьего саннина, призрак вдруг растворился… 

следующим утром саннины проходили через какой-то разрушенный войной город. Здесь им на дорогу попался мальчик лет эдак десяти… 
— Кто ты? 
— А дайте нам чуть-чуть поесть, пожалуйста… — малыш не ответил на вопрос Орочимару… 
— Где твои родители? — Дзирайа присел, оказавшись на одном уровне с мальчиком 
— Они… — мальчик всхлипнул — Погибли… На войне… 
— Ясно… Вот, держи. — жабий саннин протянул несколько печенюшек. 
— Эй, Нагато, Конан, выходите, они не злые. — Из-за руин большого дома показались еще два тощих ребенка того же возраста. Детишки разделили полученную еду на троих и быстро поели. 
— Спасибо, это вам. — Девочка с синими волосами протянула Дзирайе только что сложенный из обертки печения цветок. 
Но, даже поев, отставать от саннинов они не собирались… Чем начали выводить из себя уже не только вечно всем недовольно Орочимару, но и Тсунаде… 
— Мы вам дали поесть. Чего вам еще? 
— Научите нас ниндзутсу… Ну, пожалуйста… ВЫ ведь шиноби Конохи… — просьба словно шоком ударила по саннинам. 
— Почему бы нам просто не убить их? — Орочимару вышел из себя и начал откровенно злиться на происходящее — Война сделала этих детей сиротами. Их ждет только боль и страдание, и спасти их от этого было бы верхом милосердия. — теперь уже Дзирайа вышел из себя… 
— Что ты несешь, Орочи, ты что, рехнулся? Слушайте, вы с Тсунаде лучше идите вперед, а я тут немного задержусь… 
— Э… Дзирайа, — саннин-лекарь вопросительно смотрела на своего товарища — Ты не можешь… Ты слишком нужен Конохе… 
— Эх… Хорошо, раз так, то вы трое идете с нами 
— Дзирайа!.. 
— Тсунаде-химе, эти дети пострадали от войны, и мы не можем просто так их бросить. Не беспокойся, все ответственность за них я возьму на себя… 

В этот момент где-то далеко на горе Мебокузан жабий мудрец слабо улыбнулся в своем сне… 
— Пророчество исполнено… 

Эпилог 

Жаркое лето полностью вступило в свои права над деревней скрытого Листа, а палящее солнце высоко стоит над Конохой. Только вчера закончился очередной учебный год в академии ниндзя, и теперь новоиспеченные шиноби ждут распределения на команды… Пожалуй, самое кошмарное время для лидера деревни, Хокаге, который должен со всем этим разбираться… 
— Вызывали, Хокаге-сама? — в кабинет заглянул один из дзоунинов Конохи: мужчина лет тридцати-тридцати пяти. Его длинные черные волосы были сзади собраны в хвостик, а слева маленькая прядь была заплетена в косичку. Темно-серые глаза шиноби уставились на лидера деревни. 
— Да, Нагато-сан, заходи. — Хокаге оторвался от бумажной работы. Не самое это приятное дело для шиноби — копаться в горах бумаги каждый божий день… Хокаге был светловолосым, на пару лет старше Нагато, всегда носящий поверх своей стандартной формы шиноби длинный белый плащ с красной кантовкой в форме языков пламени и надписью «Четвертый Хокаге» на спине — Твоя первая команда уже полностью перешла в звание дзоунинов, Нагато-сан, и теперь ты можешь взять на обучение вторую команду. Согласен вернуться в сенсеи? — дзоунин на пару мгновений ушел в раздумья. 
— Да, Минато-семпай. 
— Отлично. Тогда с завтрашнего дня за тобой числится пятая команда — Хокаге перевернул лист со списком выпускников академии — Намикадзе Наруто, Хината Хьюга и Инудзука Киба. 
— Хорошо. Это все? 
— Да, можешь идти. — когда дверь кабинета закрылась, Хокаге потянулся, откинувшись в кресле — Эх, как же летит время… Не успел оглянуться, а Наруто уже стал ниндзя… Эх… — Но гора непросмотренных документов на столе не дала уйти в воспоминания окончательно, и Четвертый нехотя вернулся к бумажной работе.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. эта канец???мне после счасливого канца всё время хочеца ещё 1 главу про обычную жизнь(кто как устроился,кто с кем и т.д.)вот бы прдолжение)

Comments are closed.