Бета: нет

Название: То ради чего стоит жить.

Статус: в процессе

Жанр: общий

Персонажи: основные из Наруто и мои

Пейринг:

Рейтинг: R (Restricted)

Размещение: только с разрешения автора

Предупреждения:

От автора:   прошу простить за большие перерывы…

Дисклеймер: Масаси Кишимото

 


То ради чего стоит жить. Глава 10

 

Шикамару лежал на траве с закрытыми глазами. Небольшая поляна располагалась на территории клана Нара, среди густого леса. Находясь здесь, он старался скрыться от лишней суеты. Светило теплое солнышко, щебет птиц убаюкивал, равно как и легкий ветерок, изредка задевавший листья деревьев из-за чего те отвечали тихим шелестом. Мимо прилетел какой-то жук и тяжело приземлился на грудь парня, но тот даже не шелохнулся. Нет, он не спал. Какая-то заноза засела в мозгу, не давая расслабиться. Нужно было обдумать следующий шаг. Архив сгорел и что делать дальше? Как же ему все это надоело. Он стал шиноби, потому что думал, что так сможет делать все что захочет или вернее, ничего не делать вообще. Но оказалось, что жизнь шиноби и безделье – вещи не совместимые.

— Все утро убила, разыскивая тебя, – громко проговорила, плюхнувшаяся рядом Ино, — Поднимай свою задницу, лентяй, и живо к Хокаге, она тебя ждет.

Шикамару поморщится «А день так хорошо начинался». Медленно потягиваясь, он сел.

— Зачем?

— А я почем знаю, — пожала плечами девушка и задрала голову, подставляя лицо солнцу, — Дойдешь и узнаешь.

Парень поднялся, привычно засунул руки в карманы и неспешно направился в деревню.

***

Учиха Мадара расхаживал по комнате. Все шло по плану. Он подошел к стеллажу. Там на полках валялся всякий хлам, по крайней мере, на первый взгляд это был именно хлам: какие-то склянки, свитки, бумаги, даже чучело какого-то животного. Порывшись, он извлек на свет небольшой прямоугольный листок.

— Скоро, — почти беззвучно прошептал глава Акацуки, обращаясь к карточке, — Скоро наши мечты исполнятся.

Что-то зашевелилось в углу. Мадара вздохнул и убрал листок обратно на полку под бумаги:

— И давно ты там?

Раздался шорох, в круге света появилась тень, она медленно разрасталась. Пока не стало понятно, что это не тень, а просто абсолютно черная фигура.

— Некоторое время, — тихо ответила фигура.

— Что она сказала?

— Она не хочет вмешиваться.

— Жаль, — задумчиво произнес Учиха, — Но в таком случае придется ее убрать. Нам не нужны такие противники.

— Хорошо, — фигура пошевелилась и стало видно, что у нее нет ног, она будто расла из темного угла комнаты. — Слышал, у нас был гость из Конохи.

Учиха издал непонятный звук.

— Проходной двор, пора поменять место дислокации, а то нежданных гостей будет больше, — и, отвечая на вопрос, добавил, — Он приходил с предложением от Данзо.

На лице Зецу отразилось удивление.

— Глава Корня, который ревностно защищает деревню Листа, ведет с нами переговоры?

— В обмен он предлагает свиток, который упустили мои молодцы. Правда, он забыл упомянуть еще об одном, который сам украл у клана Учих. Но теперь мне и о нем известно. Где сейчас твоя другая половина?

— Следует за Саске, у него некоторые…хм, трудности со свитком.

— Значит, обошла его девчонка, — голос под маской был довольный.

— Почему-то мне кажется, что ты не желаешь ему удачи, — Зецу слегка наклони голову, изучая человека, стоявшего возле стены, что было не просто – маска скрывала лицо, не позволяя угадать какие мысли бродили в его голове.

— Для него будет большим ударом, что кто-то лучше и сильнее его. Путь привыкает к этому.

— Так это что-то личное?

Под маской сверкнул красный глаз. Его обладатель размышлял, стоит ли отвечать.

— Однажды … — начал было Мадара, но вдруг замолчал.

Зецу еще немного подождал, но лидер Акацуки больше не сказал ни слова. Черное тело медленно растворилось в темноте.

***

Шикамару Нара переступил порог кабинета. Тсунаде пристально его разглядывала мутным взглядом, который свидетельствовал о том, что ночь Хокаге провела не одна, а с бутылкой. В таком состоянии Пятая Хокаге была опасна, поэтому Шикамару весь подобрался, готовясь, в сучае чего, быстро ретироваться из кабинета. Но минуты пролетали, а Хокаге молчала. С каждой секундой парень все больше чувствовал себя не в своей тарелке. Но вот Пятая откинулась на спинку кресла и заговорила.

— Сейчас пойдешь в отдел допросов. Найдешь Ибики Морино. Отдашь ему это. Потом опять ко мне.

Оказавшись за дверью, Шикамару уставился на запечатанный конверт. «И это все?» Его что понизили – он теперь мальчик на побегушках. Или это приказ о его аресте. «Очень удобно – и приказ принес, и сам пришел». От этой мысли ему стало не хорошо. Но вспомнив последнюю фразу Хокаге, он успокоился. «Что ж на это раз похоже обошлось». Размышляя так, Шикамару дошел до указанного места и остановился возле охранника, предъявляя удостоверение и по ходу выясняя где найти интересующего его человека. Дойдя до нужной комнаты он постучал и услышав приглашение войти, последовал ему. Спиной к нему стоял специалист по пыткам и допросам АНБУ- Ибики Морино. И что-то изучал среди множества прикрепленных к стене бумаг.

— От Хокаге, — коротко сообщил Шикамару

Ибики медленно повернулся, окинул цепким взглядом вошедшего и протянул руку. Нара передел ему свиток. Тот долго изучал его. Наконец, свернул и, усмехнувшись, проговорил:

— Вчерашние враги, становятся друзьями. Что ж ей крупно повезло, — и взглянув на Шикамару добавил, — А тебе нет.

И вышел из кабинета. Нара Шикамару замешкался, не зная ждать ли его здесь или следовать за ним, и выбрав последнее, направился вслед за Морино. Опять всплыла та нехорошая мысль, которая терзала Шикамару по пути сюда.

Шли они долго, мимо каких-то комнат, из которых раздавались не очень приятные звуки. Шикамару уже устал запоминать развилки и повороты. «Надеюсь никогда сюда не загреметь, а то просто умру от старости, пока буду выбираться». Наконец, повернув, наверное, в двадцатый раз и пройдя десяток дверей с охраной, они остановились у очередной. Достав ключи Морино, открыл дверь и провозгласил во тьму:

— Выметайся.

Раздался шорох, и на пороге показалась девушка, главной отличительной особенностью который был пирсинг, покрывавший ее с ног до головы. Что, однако, как отметили про себя Шикамару, ее совсем не портило. И хотя вид у нее был потрепанный, лицо было весьма воинственное. Пройдя мимо своего тюремщика, она гордо вскинула голову, сложила руки на груди, окинула мрачным взглядом всех присутствующих и отвернулась. Ибики Морино вновь запер дверь и отправился по лабиринту назад. Девушка демонстративно развернулась и все с тем же высокомерным видом последовала за ним, недоуменный Шикамару плелся сзади.

Вернувшись, наконец, в кабинет, Ибики подписал какие-то документы и, вручив их Шикамару, изрек:

— Она твоя.

— И что мне с ней делать?

— Хочешь, убей, хочешь, женись, мне все равно, — пожал плечами Ибики Морино. Девушка презрительно фыркнула, — Я бы на твоем месте выбрал первое. Она нас всех тут достала. Трогать ее, видите ли, нельзя до особого распоряжения, вот и выпендривается, — но, спохватившись, добавил, — Только сначала отведи ее к Хокаге.

***

Сакура открыла глаза. Перед глазами шли какие-то горизонтальные полосы, моргнув несколько раз, она, наконец, сообразила, что это стволы деревьев, а горизонтальные они потому, что она лежит на земле, вернее на снегу из-за чего вся продрогла. Приподнявшись на локте она огляделась. Похоже Какаши первым пришел в себя и теперь разводил огонь, что бы согреться. Рядом лежал Наруто. Сакура протянула руку, что бы разбудить его, но остановилась. На его лице играла счастливая улыбка. «Пусть поспит». – решила девушка, — «Хоть во сне побудет прежним – веселым Наруто».

Ее взгляд упал на примятый снег рядом с ней. Саске. Куда он делся? Еще раз оглянувшись, она удостоверилась, что команда Ястреб покинула их. Он опять ушел от них, и они опять не смогли его остановить. Что он собирается делать дальше? Кого еще убьет, что еще натворит, и смогут ли они простить его?

Пытаясь отвлечься от тяжелых мыслей она поднялась и направляясь к разгоравшемуся костру, надеясь согреть если не душу, то хотя бы тело.

***

— Долго мне еще здесь торчать. Надеюсь теперь я могу отправиться домой? — прямо с порога поинтересовалась бывшая пленница.

Тсунаде смерила ее тяжелым взглядом, но ничего не ответила. Мельком взглянув на печать и подпись Ибики Морино, она швырнула папку на стол и начала рыться в ящике. Не найдя того, что искала, Хокаге взревела:

— Шизуне!

Но девушку не устраивало, что ее игнорировали.

— Уж поверьте, когда мой дед узнает, что вы тут со мной делали…

— Заткнись и сядь! – рявкнула Тсунаде, — Если бы в свое время ваши шиноби не сотрудничали с нашими врагами, может мы и были бы более гостеприимными. И поверь мы с тобой пока еще ничего не делали.

Девушка поджала губы и плюхнулась на ближайший стул.

В этот момент в кабинет вошла Шизуне и выжидательно замерла на пороге.

— Где она? – спросила ее Тсунаде.

— Я все убрала, — ответила Шизуне и твердо добавила, — С вас на сегодня хватит.

Пятую Хокаге такой ответ не устроил, но в дуэли двух взглядов победил трезвый, и Тсунаде пришлось смирится. Что она и сделала, и обращаясь к Шикамару заговорила:

— Ситуация следующая. Деревня Камня предлагает нам союз и помощь в войне против Акацуки. Что будет весьма кстати.

Со стула у стены раздался смешок. Когда Пятая повернулась, то увидела ухмыляющееся лицо девушки.

— Союз, как же! Держите карман шире. Вы убили моих товарищей по команде, неужели вы думаете, что я буду вам помогать. И наша деревня тоже вас пошлет куда подальше.

Глаза Пятой Хокаге налились кровью. Она медленно встала, но находящаяся рядом Шизуне принялась что-то быстро шептать ей на ухо. Из чего Шикамару расслышал только «дура малолетняя» и «мир с селением Камня». Плюхнувшись обратно, Пятая автоматически вытянула правую рукой, что-то ища на столе, но не обнаружив этого чего-то на привычном месте, сжала ее в кулак. Закрыв глаза и сосчитав, наверное до пятидесяти, Тсунаде продолжила:

— В свете этих событий нам нужно вернуть внучку советника Хосару в селение Камня и встретиться с Цучикаге для обсуждения совместных планов. Ты, Шикамару, возглавишь отряд. Двоих членов команды можешь выбрать сам, но третьей должна стать Хьюго Хината, на этом настоял ее отец, он хочет, что бы при заключении договора между странами присутствовал представитель их клана, — и, вздохнув, добавила, — Хорошо, хоть главам остальных кланов не пришла похожая мысль в голову, а то пришлось бы пол деревни отсылать. На этом все. Завтра выступаете.

Шикамару и девушка переглянулись оба были не в восторге от мысли, что придется провести несколько дней бок о бок.

— У меня пожелание, — не двигаясь с места, проговорил Шикамару.

— Ну, — Пятая устало откинулась на спинку кресла.

— Пусть будет не Хината, а Ханби, — и заметив недовольный и подозрительный взгляд Хокаге, добавил, — Она тоже из клана Хьюго, к тому же на данном задании могут пригодиться навыки дипломатии, а хм…скромность Хинаты может оказаться не к стати.

Тсунаде несколько секунд сверлила его взглядом.

— Я поговорю с Хиаши. Что-нибудь еще?

Шикамару покачал головой.

— Тогда свободны.

***

Волны лениво облизывали льдину, на которой сидела Тихиро. Вокруг, куда ни глянь, была вода. Рядом сидел Итачи, почему-то это совсем не удивило девушку. Между ним и Тихиро на льду лежал большой волк, его голова поилась на передних лапах.

— Я умерла? — спросила Тихиро.

Итачи покачал головой:

— Нет. Но была очень близка к этому. Я же тебя предупреждал, не использовать две печати сразу. Забыла, что вместе с чакрой поглощаются и эмоции. У Кьюби паршивый характер. Так что тебе сильно повезло, что ты еще жива и в своем уме. По крайней мере, пока.

Тихиро огляделась.

— Где мы?

— В твоем воображении.

Она хмыкнула:

— Ну вот, а ты сказал, что я в своем уме, — и немного подождав, спросила, — А ты, почему здесь?

— Я всегда здесь, — ответил Итачи все так же спокойно.

— Наверное, это потому что, я часто думаю о тебе, — и добавила, — Мне тебя сильно не хватает.

Итачи молчал. Но его губы тронула едва заметная улыбка.

— А помнится, ты меня ненавидела.

— Это было давно, все изменилось.

— А теперь ты ненавидишь Саске.

— Его я ненавижу, потому что он убил тебя. Нет, это ты … – девушка начала выходить из себя, — Ты сдался. Он бы никогда не победил, если бы ты не захотел. Ты бросил нас. Ты бросил Каори. Что теперь будет с ней?

Лицо парня стало грустным и задумчивым.

— Почему ты позволил себя убить?

— Ты знаешь ответ.

— Ах, да, все ради Саске. Он не стоил этой жертвы. – выкрикнула девушка, но увидев выражение лица Итачи осеклась.

Крик Тихиро потревожил волка. Тот поднял голову и посмотрел на девушку холдным злым взглядом. В глаза бросилась обожженная шерсть на груди зверя.

— И все же почему ты здесь? – снова спросила девушка.

— Что бы ты не забыла.

— О чем?

— Что он мой брат…

Вдруг очертания Итачи стали нечеткими, и через секунду с того места где он сидел в небо взмыли черные вороны. В то же мгновение волк вскочил на ноги, шерсть у него на загривке поднялась дыбом, он зарычал и кинулся на Тихиро.

 

Девушка распахнула глаза и тут же снова закрыла. Это всего лишь сон. Сердце бешено колотилось. Снова открыв глаза, она попыталась собраться с мыслями. Это было не легко. Никогда еще она не использовала эту технику так долго. Воспоминания приходили урывками, половина из которых скорее была похожа на фантазии. Она потеряла контроль и почти не помнила конца боя.

Было темно, но перед глазами плавало какое-то яркое пятно. Прищурившись Тихиро поняла, что это огонь. И тут же почувствовала, что окоченела. Она была вся мокрая, одежда заиндевела от холода и прилипла к телу. Поняв, что не чувствует ног, девушка попыталась сесть, что оказалось не просто, поскольку она была связана, а любое движение причиняло боль и вызвало тошноту. Наконец ей это удалось и она прислонилась к какой-то вертикальной поверхности. Кажется, это была скала, образующая небольшой навес, под которым был разведен костер. Возле костра сидели девушка и парень, они что-то тихо обсуждали, не глядя в ее сторону. Искры от костра взметнулись вверх, выхватывая из темноты еще одного человека. Он смотрел прямо на Тихиро. В его глазах отразилось пламя костра и на мгновение девушке показалось, что в них зажглась ненависть, но возможно это просто была игра света. Отвернувшись, парень уставился на огонь.

Тихиро колотило, стараясь не стучать зубами, она стиснула их и попыталась кое-как размять пальцы на руках.

Заметив это, парень, сидевший у костра, поднялся и направился к ней. Присев возле нее, он достал кунай. Девушка напряглась, но он всего лишь перерезал веревки, связывающие ее. Затем подошел старший и холодно произнес:

— Раздевайся.

Девушка уставилась на них, решив, что ослышалась. Подождав несколько секунд, тот, что старше пожал плечами и швырнув в нее плед, бросил разворачиваясь:

— Ну и мерзни.

— Я помогу, — это произнесла серебряноволосая девушка. И поднявшись, направилась к Тихиро.

Присев рядом, она проговорила:

-Тебе нужно снять одежду и просушить ее.

Тихиро не шелохнулась.

— Что вам от меня нужно? Куда вы меня ведете?

Ее вопросы проигнорировали. Поняв, что объяснений она не получит, Тихиро принялась медленно развязывать пояс, решив, что глупее всего в этой ситуации было бы замерзнуть насмерть. Но остановилась, натолкнувшись на пристальный взгляд одного из парней. Заметив, что брат не сводит пристального взгляда с пленницы, девушка с серебряными волосами произнесла:

— Катсуро, отвернись. Сейчас она не опасна.

Не сводя холодного взгляда с Тихиро, Катсуро медленно проговорил:

— Не вздумай что-нибудь выкинуть, Учиха.

Затем развернулся и направился к костру. Младший брат, делал вид, что разглядывает нечто у себя под ногами.

От такой открытой неприязни Тихиро стало не по себе. Заиндевевшими руками она стянула с себя мокрую одежду и, заворачиваясь в одеяло, грустно подумала, что даже если бы очень хотела что-нибудь выкинуть, то сейчас ей это вряд ли бы удалось. Все что ей сейчас хотелось, это поесть, завернуться в теплый плед и уснуть. Тем временем девушка с серебряными волосами протянула ей кусок хлеба и Тихиро набросилась на скудное угощение.

***

Неджи подошел к главному входу резиденции Хьюго. Дверь открылась, и парень отступил, выпуская Ханаби. Та кивнула и, не глядя на него, быстро вышла. Она редко говорила с ним, как бы подчеркивая разницу между их положениями. Он не возражал, особой любви к главной ветви клана он не испытывал.

Постучав в дверь кабинета и получив разрешение войти, он открыл дверь. Хьюго Хиаши стоял возле окна. Услышав звук открывающейся двери, он обернулся.

— Садись, — холодным тоном сказал глава клана.

Неджи подчинился.

— Ханаби отправляется на миссию, поэтому часть ее обязанностей будет выполнять Хината, временно. Ты остаешься при ней. Будешь за ней приглядывать.

Выслушивая наставления дяди, Неджи мрачнел. «Опять нянькой работать». Но приказы главы клана не обсуждались, и придется смириться.

— И еще одно, — вспомнил Хиаши, — Потренируй ее. – и будто про себя добавил, — Моя старшая дочь настолько слаба, что даже ее друзья это понимают. – и поймав недоуменный взгляд племянника, пояснил, — Нара Шикамару не захотел брать ее с собой. Поэтому я отправляю Ханаби.

За дверью в коридоре Хината прижалась к стене. «Неужели это правда? Шикамару отказался брать ее в свою команду? Почему?» Это заставило вспомнить Хинату, как отец отрекся от нее, выбрав Ханаби на пост бедующей главы клана. Нет, она никогда не стремилась к этой должности, но от пренебрежения отца было горько. Но от своих однокурсников и друзей она этого не ожидала. «Неужели даже друзья считают, что она посредственный шиноби и ни на что не годится?» Это было сильным потрясением для девушки.

Дверь отворилась, на пороге возник ее двоюродный брат. Заметив, вжимавшуюся в стену девушку, он остановился. Хината боялась поднять на него глаза, вот у него-то уж точно поддержки и одобрения она не получит никогда. Медленно закрыв а собой дверь и сделав пару шагов, он остановился прямо возле девушки.

— Пошли. – ровным голосом произнес Неджи и направился к выходу. Старшая дочь главы клана Хьюго подчинилась.