Бета: нет

Название: То ради чего стоит жить.

Статус: в процессе

Жанр: общий

Персонажи: основные из Наруто и мои

Пейринг:

Рейтинг: R (Restricted)

Размещение: только с разрешения автора

Предупреждения:

От автора:

Дисклеймер: Масаси Кишимото

 

То ради чего стоит жить. Глава 11

 

День клонился к закату. Длинные тени выдавали чужое присутствие среди снежных безжизненных скал. Группа шиноби пробиралась по склону горы, огибая ее.

Девушка, в черном кимоно, идущая между двумя парнями, остановилась прямо перед узкой тропинкой, огибающей очередную скалу.

— Шагай, — подтолкнул ее тот, что шел сзади.

Но, та не шелохнулась:

— Развяжите мне руки.

Ее как обычно проигнорировали. Резко развернувшись, она встретилась с ледяными синими глазами, но не дрогнула. Вчерашняя неуверенность и усталость сменились решимостью, получить обратно свободу и свиток.

— Со связанными руками мне не удержать равновесие. Если я упаду, я же себе шею сломаю.

— Было бы не плохо, — проговорил прямо ей в лицо Катсуро.

— Ладно, — согласилась она, — Тогда придется вам меня нести, кто первый?

Парни переглянулись.

— Размечталась. Я сказал, шагай! – с нажимом проговорил Катсуро.

Но девушка продолжала стоять. Несколько секунд они смотрели друг на друга. Тихиро уже решила, что придется лезть вдоль скалы со связанными руками, но, видимо рассудив, что она все же права, парень разрезал веревки.

— А теперь вперед и ни слова больше.

— Ты просто прелесть, — проговорила девушка, радуясь тому, что одержала пусть и маленькую, но победу, над ним. И услышав скрежет его зубов, улыбнулась.

Некоторое время они пробирались плотно прижавшись к отвесной каменной стене, но вот тропинка кончилась, и уступила место небольшому плато, усыпанному снегом. Вдруг Тихиро резко пригнулась, в этот же момент в скалу над головами идущих ударила волна огня, несколько крупных камней обвалились, едва не задев их. Прямо перед ними стояли четверо шиноби. Их с легкостью узнал бы Саске, отпечаток кулака одного из них до сих пор не сошел с его скулы. Тихиро улыбнулась, это были ее друзья: крепыш – Минору, долговязый Кон и флегматичный Сумиру, и, конечно же, Даичи. Хорошо, что они вышли ей на встречу.

— Вы находитесь на нашей территории. Покиньте ее немедленно и отпустите девушку, — тихо, но четко проговорил Даичи.

Катсуро прищурился.

— Давай наоборот, вы уйдите с дороги, и может она проживет еще один день.

Ответом ему была новая волна огня. Выставив вперед руку и пробормотав какое-то дзюцу, Катсуро с легкостью отшвырнул ее. «Не достаточно сильно, — мысленно усмехнулся парень, — Боится задеть девчонку. Может, стоит использовать ее в качестве живого щита?» Размышляя так он огляделся в поисках Тихиро, но та, вероятно, тоже поняла, что мешает и стала медленно отступать в сторону. Уворачиваясь от очередной атаки, он рванул вслед за девушкой. Настигнув ее, Катсуро схватил ее руку. Но Тихиро не собиралась больше быть пленницей. С силой, дернувшись, она не удержала равновесие, и покатилась по склону вниз.

Ехала она довольно долго, наконец, затормозив в очередном сугробе, она поднялась на ноги и тут же услышала за спиной:

— Не сбежишь.

Тихиро обернулась, Катсуро стоял позади, а на белой куртке расплывалось алое пятно.

— Даичи достал тебя, молодец! – зло проговорила Тихиро, но тут же осеклась. Парень был белым, как мел, судя по всему, рана была серьезная. — Сними печать, и я тебя вылечу, — уже серьезно сказала девушка.

— Заткнись и шагай! – сквозь зубы прорычал Катсуро. В следующее мгновение он рухнул в сугроб. Тихиро мстительно усмехнулась и присев рядом с ним на корточки принялась шарить по карманам, но ее поиски были напрасными, свитка при нем не оказалось. Девушка поднялась и посмотрела вверх, туда, где еще раздавались звуки битвы. Свиток мог находиться у кого-то из его друзей, но сейчас возвращаться было глупо. Темнело, погода портилась на глазах, ветер выл, с силой швыряя снег в лицо. В сгущающихся сумерках, надвигающаяся вьюга потихоньку заносила тело парня.

****

Саске огляделся. Меньше всего окружающее напоминало о зиме. В заходящих лучах обожженные уродливые деревья, казались все еще объятыми пламенем. Зеркальная поверхность озера была затянута тонкой пленкой, и лишь отдельные ледяные глыбы сохранились по берегам озера. От снега на берегу не осталось и следа. Зима лишь инеем успела тронуть недавнее поле битвы. Тихиро была здесь, и похоже на нее кто-то напал.

Нога обо что-то споткнулась. Саске наклонился и поднял свиток.

Учиха повертел его в руках. Так долго гоняться за ним и вот тебе на, обнаружить валяющимся под ногами. Больше не было смысла гоняться за Учихой Тихиро. Странно, но Саске уже привык к этому. Подняв голову, он взглянул на горы, где-то там жили люди, в чьих жилах текла кровь клана Учиха. Его кровь. Плевать. Теперь все это было уже не важно.

В глазах вспыхнул шаринган, и голова Учихи мотнулась в сторону леса. Несколько секунд он оглядывал окрестности. «Наверное, показалось», — решил парень, вернувшись к созерцанию свитка.

— О, ты нашел его! – Карин, заглянула ему через плечо, — Что теперь?

— Мы возвращаемся, — сказал Саске и, в последний раз бросив взгляд на заснеженные вершины, развернулся.

***

Девушка буквально ввалилась в одну из многочисленных пещеру горного перевала, таща на себе парня.

Сбросив его возле стены, она замерла, столько чувств боролись сейчас в ней: ненависть, жалость, боль. Он убил ее учителя. Схватив кунай, она двумя руками обхватил рукоятку, и занесла его над бессознательным парнем, несколько секунд она смотрела на него, затем зажмурилась. Но так и не смогла вонзить в него нож. Отбросив его в сторону. Она закрыла лицо руками. Она просто не могла убить беззащитного человека. «Ладно, сначала вылечу. Потом убью!».

Упокоив себя такой абсурдной мыслью, девушка принялась разводить огонь. Покончив с этим, Тихиро подсела к парню и начала стягивать с него одежду. Справившись, наконец, с рубашкой, она замерла. На груди парня от плеча до пояса четко вырисовывался жуткий ожог. Вспомнился недавний сон, и чувство вины кольнуло девушку. Но эта рана была старой, а нужно было сейчас заняться другой, не менее тяжелой, но более опасной. Тряхнув головой, будто отгоняя что-то, Тихиро приступила к перевязке. Покончив, наконец с этим, Тихиро всыпала в флягу с водой какой-то порошок и поднесла к губам юноши. В этот момент он пришел в себя и оттолкнул ее руку.

— Идиот, если бы я хотела твоей смерти, оставила бы тебя снаружи, — вышла из себя девушка.

— Я бы на твоем месте так и поступил, — в тон ей ответил парень.

— Но ты не на моем месте, — и снова поднесла флягу к его губам, — Выпей, тебе это нужно.

— Ты не знаешь, что мне нужно, — тихо и зло ответил парень, но флягу принял.

— А теперь спи, — сказала девушка усаживаюсь у огня.

***

Неджи легко уклонился и атаковал. Спарринг проходил на заднем дворе дома Хьюго. Парень в прямом смысле ощущал затылком, как из окна за ними следит глава клана. А вот его соперницу это, похоже, нисколько не волновало, она была полностью сосредоточена на битве. Губы плотно сжаты, брови нахмурены. Неджи никогда еще не видел свою двоюродную сестру такой серьезной. Кроме разве что того боя на звание чунина шесть лет назад. С тех пор многое изменилось, изменилась и его сестра, казалось, что с каждым днем, каждым ударом Хината становилась сильнее. Она никогда не жаловалась, не требовала одобрения и спокойно реагировала на его замечания. Казалось, ей вообще все равно, что он думает.

Задумавшись, Неджи пропустил очередной выпад девушки и стиснул зубы от боли.

— На сегодня достаточно, — раздалось сверху, — Хината зайди ко мне.

Девушка развернулась и направилась в дом.

— Сегодня лучше, — сказал ей в спину Неджи. Она остановилась и, обернувшись, едва заметно улыбнулась:

— Ты слишком добр, Нии-сан.

***

Тихиро смотрела на огонь. Отблески огня плясали по стенам, создавая нереальность происходящего. У в хода в пещеру выл ветер, у стены лежал умирающий парень, у которого были все причины ненавидеть ее. Перед глазами возник тот вечер, когда Фуджичиру вызвал ее к себе.

Флешбэк.

Старик закрыл глаза и начал рассказ.

— Дивным — давно мы были лишь шайкой изгоев, скитающейся по миру шиноби. Мы – потомки клана Учих вынуждены были браться за любую работу, что бы выжить. Но пришел сильный лидер и объединил нас. Он дал нам цель, дом и вернул утраченную гордость.

Это был Учиха Мадара.

Наш клан пресекал ледяные скалы севера, когда наткнулся на одну низину, прекрасно скрытую горами и лесом идеальное место для клана, которой не хотел быть найден. Но была одна проблема – там уже жили люди. Это было гордое северное племя, шиноби которого владели мощными секретными техниками и не зависели ни от одного из правителей. Это был клан Тогакурэ.

Мадара был истинным Учихой – у него была цель, и его не волновало, что ему придется сделать для ее достижения. Всего несколько дней понадобилось нам, что бы стереть с лица земли целую деревню. Наши потери были велики, но все же мы победили и заняли территорию, которая стала нашим домом.

Фуджичиру вздохнул и замолчал. Тихиро тоже молчала, боясь пошевелиться, боясь поверить. Но вот учитель заговорил снова:

— Но 12 лет назад я случайно узнал о том, что тогда несколько семей выжили. Я выследил их и, хотя мне не было известно об их намерениях, было очевидно, что они представляли для нас опасность. Однажды кто-нибудь из них захотел бы отомстить нам. Зло порождает зло. Наш клан многое пережил, я не хотел ввязывать его в еще одну войну. Я не мог допустить новых кровопролитий и решил разорвать этот замкнутый круг. Собрав небольшой отряд, я уничтожил всех, кого мне удалось найти. Я не горжусь этим поступком, но и не сожалею. Из всех, кто тогда отправился со мной, выжил только я. Мои друзья погибли из-за меня.

Глава клена открыл глаза и пристально посмотрел на девушку, вжимавшуюся в кресло.

— Лидер должен нести бремя ответственности за содеянное. Я сделал, что должен был, и не важно насколько это было правильно – это было необходимо.

Конец флешбэка.

Девушка смотрела на спящего парня и поймала себя на мысли, что не может ненавидеть его. Их клан причинил столько боли этим людям, как можно злиться на них, за то что они хотят отомстить. И от этого на душе было еще тяжелее, ей казалось, что она предала учителя. Тихиро зажмурилась, из глаз потекли слезы. Она уткнулась лицом в колени и заплакала.

***

Шизуне открыла дверь кабинет и застыла в изумлении. За столом сидела глава деревни и что-то читала. Не было ничего удивительного в том, что Тсунаде сидит в своем кабинете, но в шесть часов утра и совершенно трезвая! Подняв голову, Тсунаде протянула ей документ.

— Что это? – Шизуне взяла протянутые бумаги и села напротив Хокаге.

— Ты мне скажи, — Тсунаде мрачно уставилась на свою помощницу. Та удивленно посмотрела на свою начальницу, затем принялась изучать документы. Чем дальше она читала, тем серьезней становилось ее лицо.

— Откуда это у вас, я думала все сгорело? – наконец произнесла Шизуне.

— Сегодня ночью доставил какой-то Анбу из отдела шифрования. — Тсунаде со всей силы саданула по столу кулаком, не выдержав такого натиска тот, как и его несколько предшественников, развалился. Сидевшая напротив Шизуне только вздохнула «Нужно ей покрепче стол найти». – Тебе было поручено этим заниматься, так почему я узнаю об этом только сейчас и не от тебя?!

— Мне ничего не известно об этих документах, — принялась оправдываться Шизуне.

— Разыскать его!

— Но мы не знаем, кого искать. И что на счет свитка?

Хокаге встала и подошла к окну, солнце уже встало и осветило своими лучами крыши и улицы Конохи.

— С ними нужно действовать осторожно. Отправьте разведчика. И пусть наблюдают за передвижениями Акацуки. Дипломатия дипломатией, но в этот раз я не позволю им нас опередить.

***

— Мама! Мама где ты? – мальчик лет восьми бежал по двору. Он бежал домой, туда, где сильнее всего полыхало. Подбежав к двери, он застыл: на пороге лежал его отец. Из двери выбежала женщина:

— Катсуро, бери брата и сестру и уходи.

Мальчик не шелохнулся. Широко распахнутыми глазами он смотрел на окровавленное, обожженное тело. Женщина схватила егоза плечи и повернула к себе:

— Сынок, посмотри на меня!

Мальчик перевел глаза на мать.

— Катсуро, ты теперь отвечаешь за Наоко и Сакими, ты должен их защищать. Вам нужно немедленно уходить. Я задержу их.

Женщина крепко обняла мальчика. Затем вскочила и побежала куда-то за дом, где раздавался шум битвы.

 

Катсуро проснулся. Опять этот сон. Вот уже двенадцать лет ему ничего другое не снилось. Воя ветра больше не было слышно, буря кончилась. Он перевел глаза на девушку, сидевшую подле костра, в ее глазах отражались огонь и грусть. Почему она спасла его? Почему не бросила там? Во рту пересохло. Он попытался нащупать флягу с водой, это движение привлекло внимание девушки. Она встала и подошла к нему, молча приподняла его голову и поднесла к губам фляжку.

В этот момент у входа замаячили силуэты, и в пещеру ввалился Даичи.

— Наконец-то, я уж думал, тебя снегом занесло, — проговорил он, обращаясь к девушке. Увидев, замешательство в глазах девушки Даичи подошел к ней и взяв за руку поднял на ноги, — Нам пора.

Его взгляд скользнул по парню, лежащему возле стены и застыл на висящем у него на груди медальоне.

Взгляд Даичи и Катсуро пересеклись, в воздухе повисло напряжение.

— Так это ты та сволочь, что убил господина Фуджичиру, — прищурившись, проговорил Учиха.

— Да, я, — с вызовом бросил Тогакурэ, — Жалею только о том, что убил не всех.

— Да я тебя…, — руки Даичи сжались в кулаки, но Тихиро загородила Катсуро собой. Даичи замер, но заглянув ей в глаза, кивнул:

— Это слишком легкая смерть, — и заметив только что вошедших Минору, Кон и Сумиру бросил, — Отведем его в деревню, допросим, а потом ликвидируем.

***

Шикамару первым должен был стоять в дозоре. Это было весьма кстати, поскольку спать рядом с храпящим Чеджи было просто невозможно. Отойдя от места стоянки на несколько десятков метров и стараясь не терять из виду поляну, Шикамару сел и прислонился к дереву. День выдался напряженным. Хотелось спать. Закрыв глаза, самый ленивый шиноби Конохи глубоко вздохнул. Но расслабиться ему сегодня было не суждено. Что-то коснулось его живота. Открыв глаза он понял, что это рука Кои, находящаяся в районе пояса и медленно, скользящая все ниже.

— И что ты делаешь? — поинтересовался Шикамару.

— А то ты не знаешь, — хищно улыбнулась девушка.

— Откуда вдруг такое внимание, еще вчера ты от меня нос воротила, — продолжал тянуть время Шикамару.

— Ты всегда так много болтаешь? – проигнорировала вопрос Кои, придвигаясь еще ближе и прикусывая мочку его уха.

Сна как не бывало. В принципе она ему не была противна. Девушка она была симпатичная, фигуристая и очевидно без комплексов. Но было две веские причины, почему он должен был сейчас же вскочить и бежать от нее как можно дальше. Во-первых, он не знал, как к таким пристрастиям внучки относится советник, а мир с селением Камня был им ох как нужен. Что если в стране Земли предусмотрен какой-нибудь особо извращенный способ казни, за совращение внучек. И во-вторых — Темари… Эта была пожалуй самая веская причина. Шикамару даже боялся представить, что с ним сотворит сестра Казекаге (который, кстати сказать, тоже не знал об их отношениях) если прознает от этом. Зная ее характер, Шикамару больше опасался ее, чем всех ниндзя деревни Камня вместе взятых.

Пока Шикамару так рассуждал. Кои расстегнула блузку и ее рука, наконец, добралась до… Стоп. Шикамару резко встал.

— Иди спать, — не придумав ничего умнее, поговорил он, направляясь в сторону поляны. И услышал за своей спиной презрительное фырканье.

— Какой недотрога. Или, может, тебя девушки не привлекают?

Стиснув зубы, Шикамру направился на обход. Одного она точно добилась — спать расхотелось.

***

Тихиро обошла кабинет и, встав напротив стола, уставилась на кресло, в котором сидел глава клана. Теперь оно принадлежало ей. Утром состоялись похороны Учихи Фуджичиру. Он был похоронен с почестями, его все любили и уважали. И только Тихиро знала… И это знание тяготило ее. Как она хотела с кем-нибудь поделиться, но имела ли она право еще на кого-либо взвалить это бремя.. Как же он мог так поступить сделать все это и просто умереть. Охрана, нашедшая тело, сказала, что она не сопротивлялся. И оставил ее одну. «Прямо как Итачи», — мелькнуло в голове.

И все же, как же ей не хватало его мудрости, его спокойствия, его самого. Сможет ли она управлять деревней, решать за других, как и где им умирать? Она вдруг поняла, что не хочет этого. Она не могла заставить себя сесть в это кресло.

Вдруг из заснеженного сада за окном раздались звуки флейты. Тихиро улыбнулась и выбежала наружу. Даичи стоял под деревом и играл на флейте. Девушка подошла к нему.

— Как ты узнаешь, когда нужен мне?

Парень перестал играть и улыбнулся:

— Я же знаю тебя с четырех лет.

— Надеюсь, я изменилась с того времени, — хитро прищурилась Тихиро.

— Только ростом стала выше. Но по-прежнему осталась такой же умной и сильной.

— Ты забыл сказать «красивой».

Даичи рассмеялся. Но нут же стал серьезен и, загляну в глаза девушки, он тихо произнес:

— Он верил, что ты справишься.

— Спасибо, — прошептала девушка и поцеловала Даичи.

— Всегда, пожалуйста, — ответил довольный парень, — Только скажи за что, что бы в следующий раз я делал это чаще.

***

Кто-то сопел в ухо. Шикамару поморщился и попытался отодвинуться, но нечто тяжелое и теплое упорно наваливалось на него.

— Чеджи отвали, — пробормотал Нара сонно, на что получил порцию слюней оставленных шершавым языком на его щеке. Парень открыл глаза, на него смотрела довольная морда Акамару. Увидев, что он проснулся пес вновь принялся радостно лизать его. Пытаясь оттолкнуть собаку, что было непросто, учитывая размер и вес Акамару, Нара Шикамару рявкнул:

— Киба, ***, убери свою псину, — но ответа не последовало. Оглядевшись, парень понял, что владельца собаки нет, как в прочем и Кои. Но эта задача быстро разрешилась, когда из леса появилась довольная девушка, а через некоторое время и слегка прибалдевший Киба. Шикамару усмехнулся. «Ну что ж так даже лучше, как говорится и волки сыты и овцы целы».