Саммари: в результате одного инцидента душа Наруто переселилась в тело девушки в другом мире, а душа самой девушки оказалась в теле Наруто. Что из этого выйдет?! И как им вернуться обратно?!
Дисклеймер: Кисимото Масаши

***

— Кайла, вперед! — крикнули четыре клона блондина.
Они принесли Учиху на «стоянку» команды Така.
— Так, а давайте сделаем для них шалаш.
— Давайте!
— Интересно, а мы магией можем пользоваться? Оригинал-то может!
— А ты попробуй. Если развеешься, будем знать, что не сработало.
— Ладно. С этим подождем. Рабочие руки нам пригодятся. Хорошо, так, а что нам надо?
— Побольше веток. Ага.
Блондины направились в лес и нарвали много веток.
— А чтобы сделать крышу, нужны ветки поплотнее и побольше.
— Что ж, я рискну.
Один из клонов применил простенькое заклинание и из леса выплыли по воздуху различной величины ветки.
— Сработало! — воскликнул он радостно. — И я не развеялся. 
— Отлично! — дружно обрадовались клоны.
С использованием магии работа стала продвигаться значительно быстрее, и через час уже был готов небольшой домик-шалаш. 
— На ложе тоже нужны ветки, чтобы они не на сырой земле лежали.
— Точно.
Процедура повторилась. Теперь уже шалаш был готов окончательно.
— В таком и жить можно!
— И никакой дождь не помеха.
— А как мы их будем размещать?
Блондины тут же хитро усмехнулись и коварно переглянулись.
— Что там Учиха говорил о продолжении рода?!

***

Завалившись на кровать, я получила информацию от развеявшихся клонов, что были с командой Учихи. Я долго хохотала и билась в истерике. «Жаль, что никто раньше не подумал положить Учиху в обнимку с девушкой. У него же наверняка от недостатка женского внимания такой дурной характер». Так же клоны сообщили мне, что двое из них решили остаться понаблюдать, когда Саске проснется. «О да, это как раз то зрелище, которое я бы не хотела пропустить. Эх, жаль клонам нельзя отправить свои мысли. Хе-хе-хе! Готовься, коварный Учиха-соблазнитель-несчастных-девушек, тебя ждет беспощадная расплата! Ха-ха-ха-ха-ха!» Отсмеявшись, я, наконец-то, смогла вздохнуть спокойно.
— Надеюсь, она женит его на себе и все у них будет хорошо. Что ж, рыжая, все в твоих руках!
Я засыпала с улыбкой на губах. Перед глазами премилая картина. Учиха спит безмятежным сном, на его груди по-хозяйки распласталась рыжеволосая девушка в очках. Кстати, клоны предусмотрительно сняли с Саске касаде и штаны, оставив одни трусы, так что теперь девичье тело прижимается к голой груди. А эта девчонка не промах, как только она почувствовала в своих руках мужское тело, тут же его заграбастала, так что клонам ничего и не надо было делать. Единственное, что подправили, так это положили обе руки Учихи на талию девушки и приклеили небольшим заклинанием. Среброволосого блондина с острыми зубами и его напарника расположили так, чтобы при пробуждении они первым делом увидели обнимающуюся парочку. Нужны свидетели. Поколдовав еще маленько, клоны смогли установить время, когда каждый должен проснуться. Первой, конечно же, шла девушка, потом напарники Саске, потом он сам. Было большое искушение так и оставить его спящим, но мало ли что в голову рыжей стукнет. «Сужу по Сакуре, не у всех куноичи с головой хорошо, а брюнетика слегка жалко, поломанная детская психика — это печально. Надеюсь, она заставит его на себе жениться. А за заботами о семье, Саске и о ненависти своей забудет. Или это я слишком наивная?»
Напротив меня на стуле лежит Кусанаги, матово поблескивая в темноте ножнами. «Что-то мне подсказывает, что я этого Учиху скоро увижу».

*** 

Утром зашла к Шикамару и рассказала ему «подробности» нашей миссии. Это как раз то, что должна была узнать от нас Хокаге. Попросила его переговорить с Сакурой, чтобы наши версии совпадали. Отправилась к Нейджи. Ворота поместья Хьюг открыл слуга и сообщил, что Нейджи отправился на тренировку.
Тренировочную площадку отыскала довольно быстро. С помощью маскирующей магии скрыла свое присутствие и стала за ним наблюдать. Парень двигался то плавно и грациозно, то резко и стремительно, волосы взмывали в воздух в такт движениям. Я засмотрелась и чуть сдвинулась. А минус этой магической защиты в том, что надо быть абсолютно неподвижной, иначе ее действие прекращается. Нейджи же в этот момент словно налетел на невидимую стену, когда джоукен тренировал. Эх, такая красивая техника так печально закончилась. Стоявшая рядом макивара, рассыпалась щепками. Пришлось выйти из укрытия. Щеки горят. Меня опять застукали с поличным. Нейджи деактивировал свои глаза и, хотя голова повернута в мою сторону, старательно отводит их.
— Я… мм…- краснею еще сильнее. «Что-то я себе сейчас сильно Хинату напоминаю». — Ну… это… это…
«Куда делось мое красноречие?»
— Эм… спасибо, в общем. — выдавила я из себя, наконец.
— Не за что. Любой поступил бы так же.
Я закашлялась. «Ну зачем же так сразу обрывать нить разговора?!»
— А…
— Это все, что ты хотела спросить?
— Ну… — пытаюсь пальцами объяснить, что я хочу сказать. «В самом деле, а что я хочу сказать?!»
— На… То есть Кайла, это все, что ты хотела сказать?
— А, да, точно. — встрепенулась я. — Нет, не все.
Пересказала ему версию нашей миссии.
— Чтобы у всех ответы совпадали. И да, Саске мы там не видели. — напомнила на всякий случай.
— Понятно. — голос ровный, в глаза так ни разу и не посмотрел.
— Ну, я пойду?
— Да.
— А ты?
— Тренироваться надо. — тихо судорожно выдохнул.
«А чего это я ликую? По идее, расстраиваться надо… Эх, мы девушки-девушки, сами не поймем что нам надо. Хотя… если взглянуть с другой стороны. Я-то знаю, чего хочу». Резко обернулась назад и встретилась взглядом с серыми очами. «Попался!» Я подмигнула. Хьюга слегка покраснел и отвернулся.

***

Карин не спешила открывать глаза. Ей снилось что-то прекрасное, оставляя в душе осадок волшебства. И хоть она — куноичи, и довольно цинична по жизни, в своих сновидениях можно мечтать о несбыточном. «Так тепло и хорошо лежать. Уютно!» Погладила рукой свою подушку. «Какая гладкая кожа!» Мозг забил тревогу. Что-то в окружающем пространстве девушки было не так, как должно было быть на самом деле. Открыв глаза, девушка обнаружила, что лежит на чьей-то мужской груди. «Не может этого быть!» — с удивлением подумала она, отметив белизну кожи. Подняв взгляд вверх, она изумилась еще больше. Острый волевой подбородок, черные пушистые ресницы, темные пряди волос, разметавшиеся вокруг лица. «Ущипните меня. Я сплю!» Даже дыхание от неожиданности прервалось. Сердце учащенно забилось в груди. Щеки предательски залило румянцем. «О, Саске-кун, ты хочешь стать моим первым!»- тихо млела девушка. Осмотрев себя, она так же отметила, что руки парня покоятся на ее талии. «Нет, это точно сон. Саске-кун никогда бы не стал такого делать. Ущипните меня кто-нибудь!» Стало грустно на душе. «Хотя это такой прекрасный сон. Я согласна побыть здесь подольше!» Карин закрыла глаза и снова уснула, со счастливой улыбкой на устах.

***

Клоны блондина в кустах тихонько подхихикивали. Всю ночь им пришлось промаяться на неудобных ветках дерева, но утренние зрелище того стоило. Весь вечер они потратили на медитацию, так как оба чувствовали, что дзюцу оригинала начало ослабевать из-за расстояния.
— Ничего, осталось дотянуть до утра.
— Мы справимся, особенно, если Кайла не станет использовать никаких дзюцу. Тогда ей хватит концентрации удерживать нас на таком большом расстоянии.
— Ага.
Клоны весело засмеялись.
— Ну что, пора их будить?
— Ага. Дольше полудня мы все равно не выдержим. А это шоу я хочу своими глазами увидеть. А то заклинание только завтра развеется.
— Ну, пойдем будить спящих принцев и принцессу.
И под дружный гогот, два блондина двинулись к четверке спящих шиноби.

***

Блондины провели над спящими нужные манипуляции и ретировались на дерево, неподалеку от шалаша, откуда был прекрасный обзор.
Карин проснулась и сладко зевнула, потершись щекой о грудь брюнета.
— Что? — тихо воскликнула девушка. Широко распахнутыми глазами она посмотрела на Учиху.
— Так это был не сон?! — громко воскликнула она.
За спиной заворочался Дзюго.
— Доброе утро, Карин!- спокойно пробормотал он, рассматривая открывшуюся перед ним картину.
— Дзюго, а ты видишь тоже, что я сейчас ощущаю в своих руках?
— Не знаю, что именно ты ощущаешь, но я вижу, что ты лежишь на Саске, и он тебя обнимает за талию.
— О, Ками-сама, ты совершил ради меня чудо! — свистящим шёпотом проговорила девушка.
— Карин, ну чего с самого утра шуметь. — сонно пробормотал Суйгецу, протирая глаза. — Опа!
— Доброе утро, напарник! — поприветствовал Дзюго.
— Ущипните меня, я, кажись, еще не проснулся. Такие глюки мерещатся.
— Сугецу, придурок, это не глюки. Только не шуми сильно. Не дай Ками его разбудишь, я тебя на твоих же кишках повешу на дереве.
— О, а голос реально Карин. Дзюго, скажи мне, что я не сплю.
— Ты не спишь!
— Спасибо, но как-то неубедительно. — буркнул блондин, с интересом рассматривая своих напарников, лежащих в двусмысленной позе. — Но это зрелище стоит того. 
— Суйгецу, просто заткнись. — прошипела рыжая.
— Знаешь, Карин. Я даже согласен помолчать все то время, пока Учиха не проснется. Просто жутко интересно посмотреть на его реакцию. — парень приподнялся на локте и стал ждать пробуждения напарника.
— О, Саске-кун, что тебе снится? Ты сейчас такой ты милый в сне. — девушка тихонько захихикала, обнимая своего любимого покрепче. — Так бы тебя и съела.
От этого легкого дрожания на своей груди брюнет и очнулся. Странно чувство неправильности происходящего посетило его. Открыв глаза, он недоуменно уставился на рыжую макушку. Попытался расцепить руки, которыми, почему-то, обхватывал талию девушки, но не тут-то было.
— Саске-кун. — проворковала девушка, потершись щекой о его грудь. 
Учиха дернулся.
— О, ты уже проснулся. — заглядывая в темные глаза, томно проговорила девушка. — Ты такой милый. Такой теплый.
Брюнету стало не по себе. Он дернулся еще раз. Направил чакру к рукам, снова попытался расцепить руки. Не помогло. Сконцентрировался и собрал еще больше чакры в руках. Теперь, наконец, руки были свободны. Саске тут же вихрем отлетел от девушки на расстояние десяти метров.
Карин огорченно вздохнула.
— Ты куда? — спросила она, надув губки.
— Ко мне никто не смеет прикасаться. Держись на расстоянии!
— Но, Саске-кун, это же ты меня обнимал! — возмутилась девушка.
— Нет.
— Да! — настаивала рыжая.
— Нет.
— Да. Твои руки были на моей талии. Дзюго и Суйгецу подтвердят. 
Те активно закивали.
— Кто мне объяснит, что происходит?
Недоумение во взглядах. Напарники быстро переглянулись.
— Но Саске, ты же последний в сознании оставался. — осторожно заметил Дзюго.
Пару минут потребовалась Учихе на осмысление всей ситуации и всего произошедшего с ним за последние несколько дней. Вдруг он резко изменился в лице. 
— Наруто, я тебя урою! — зашипел брюнет.
— О, а обычно он говорит, что убъет Итачи. — меланхолично заметил Дзюго, с интересом наблюдая за разворачивающейся картиной. — Приятное разнообразие!
— Это точно! — весело отозвался Суйгецу.
— Саске-кун, теперь ты должен на мне жениться.
— Еще чего!
— Как честный человек.
— Ха-ха-ха-ха-ха! Карин, ты обо что головой ударилась? — хохотал блондин. — Учиха — и честный человек. Это же смешно! Да не женится он на тебе. Не в жизнь.
— Заткнись пасть, рыба недорезанная. — зло сверкнула глазами девушка. Затем снова повернулась к разъяренному Учихе. — Милый, пойдем в ближайший город. Поженимся.
В ответ слышна нецензурная брань.
— Вау, не знал, что Саске у нас такими выражениями пользуется. — присвистнул Суйгецу.
— Ага! — подтвердил Дзюго. – Да, Саске сегодня, вообще, на редкость эмоциональный и многословный. Это опять из-за того блондинчика?
— Ага.
— Странно.
— Да, вообще-то, ничего странного. Этот блондин — бывший друг Саске. Единственный человек, который может Учиху вывести из себя.
— Ну, хоть поцелуй меня еще раз. — проворковала Карин, стреляя в брюнета глазками.
Шок в глазах брюнета и ни слова в ответ. Учиха применил дзюцу перемещения и исчез из поля зрения, успев прихватить свои вещи.
— Куда это он? — недоумевала Карин.
— Голову остужать. — оскалился Суйгецу. — Ха-ха-ха-ха-ха!
— Да чего ты опять ржешь?- возмутилась Карин, поправляя очки.
— Да ладно тебе, Карин, за то сегодня Учиха побил все рекорды по говорливости. Мы за все время знакомства с ним, не слышали, чтобы он столько говорил.
— Дурак! — буркнула девушка, ни к кому конкретно не обращаясь и усаживаясь прямо на землю. — Но все равно он такой красавец. А ему идет без касаде. — томно вздохнув, прикрыла глаза и предалась мечтам.
Пока не было Учихи, они успели развести огонь и поесть. Через пол часа вернулся Саске, мокрый, злой и неразговорчивый. На все попытки с ним заговорить отвечал убийственным взглядами, так что даже Карин на время от него отстала. Поев, он хмуро на всех посмотрел.
— Собирайтесь. Выдвигаемся.
— Куда? За Итачи? — не удержался от вопроса Суйгецу.
— Нет. В Коноху.
Напарники молча и недоуменно переглянулись.

******

Передо мной был явно не простой противник. У него из-под губы выглядывали острые клыки, все лицо сплош исполосовано глубокими и страшными шрамами. Глаза зверинные, желтые, с вертикальным зрачком. «О, как мне это все знакомо! Прямо дикий зверь. Крадется к противнику, слегка пригибаясь к земле. Так, наверное, выгляжу я, когда у меня 3-4 хвоста вырастают». 
— А плащик скинуть не хочешь? — с издевкой поинтересовался я.
Собеседник хищно оскалился и потянулся к завязкам плаща, внимательно наблюдая за моей реакцией. Когда ее не последовало, слегка нахмурился. Когда плащ упал к его ногам, стало видно, что верхняя часть его тела покрыта темной длинной шерстью, на руках длинные когти. «Широкие и мощные плечи, крепкие руки, цепкие костяные лезвия. Надо постараться не попасть под удар этих когтей. Это тебе не Киба!»- отметил я сразу.
— Ну что, насмотрелась? — голос у противника был слегка рычащим.
-А на что тут смотреть?! Тело как тело. — пожал я плечами.
Кайман слегка озадачился моим поведением. Судя по выражению его лица, я, как человек, а тем более девушка, должна была более остро реагировать.
— Ты не боишься?! — в вопросе слышны недоверие и узумление.
— А должна? — недоумение в ответ.
— Да. — кивает Кайман.
— С чего вдруг? — усмехаюсь я.
— Я полуоборотень.
— Ну и? У меня есть друг полудемон. И что тут такого?
— Полудемон? Ты водишься с этой нечестью?! — презрение во взгляде. — Тогда тебя стоит как следует проучить.
Он напал резко, без всякого предупреждения. «Ух ты, а оборотни оказывается терпеть не могут демонов. Интересно!» Удары у Каймана были очень жесткие и быстрые, мне с трудом удавалось ускользать в самый последний момент. «Как хорошо, что я все-таки взялся тренировать это тело, иначе плохо бы мне сейчас было!» Теперь вся чакра в теле шла на усиление реакций в мышцах. Я оступал к деревьям. Присматриваясь к противнику, я выжидал хорошего момента для атаки. Надо сказать, дома мы отлично натренировались с густобровиком. Он задолбал меня со своей «силой юности», поэтому я регулярно гонял его в спарингах. Или это он меня?! Сейчас я был благодарен зеленому зверю за наши поединки. Кайман был невероятно быстр, правда, немного не дотягивал до скорости Ли, когда он открывал первые врата. Частота ударов не изменялась, казалось, что этот парень не знает усталости. В воздух летели щепки и ветки, деревьям здорово доставалось. А меня не покидало странное ощущение. На концах когтей противника я видел странные сполохи белого цвета. Да и места порезов на коре деревьев были слегка обугленные. «Дзюцу молнии?» Наблюдая за противником, я отметил для себя, что он явно намеревается вспороть мне брюхо.

Вдруг Кайман выхватил из-за пояса клинок и метнул мне в спину. Краем уха я слышал, как закричал от ужаса Мартин. Опасность я почуствовал на интуитивном уровне и смог обернуться в последний момент, избежав попадания в меня смертоносной стали. Гнев застлал мне глаза багровой пеленой. «Разве это не дружеский спарринг, где не нужно калечить противника и наносить ему смертельные раны? Раз ты играешь так грязно, то мне не нужно больше сдерживаться». Я подскочил к оборотню и стал наносить мощные и точные удары, теперь уже ему пришлось перейти в глухую оборону. В желтых глазах застыло изумление. Мой противник никак не ожидал, что девушка может обладать такой силой. Сумев кое-как извернуться и отпрыгнув от меня подальше, он быстро стянул с шеи какое-то ожерелье, состоящее из разноцветных камней странной формы, и швырнул им в меня. Я спокойно отбил его в сторону. «И зачем он мне это в лицо бросил?!» Подлетев к нему и схватив его за руки, я ударил его в грудь, отчего он отлетел на несколько метров, пропахав в земле борозду. Я кинулся к нему для завершающего удара, мне порядком надоел этот бесполезный бой. Противник встал, покачиваясь и придерживаясь за живот, потряс головой, пытаясь привести в порядок картинку перед глазами. Когда мой кулак был перед самым его носом, вожак крикнул:
— Достаточно!
Я резко затормозил, не достигнув каких-то милиметров до лица Каймана.
— Ты победила. — крикнул главарь. Бандиты посвистывали и улюлюкали, выражая свое одобрение.
Я подошла к своим друзьям, переводя дыхание. Они дружно поздравили меня, смотря восхищенно и слегка озадаченно. Мы вместе отошли к дальнему краю поляны.
— Что ж, это были отличные бои. Особенно отличилась девушка, чем несказанно порадовала старика. — сказал вожак с сарказмом. Шайка снова захохотала: оценила юмор лидера. — Такого развлечения у нас давно не было. Мои животные в вашем распоряжении. Только в начале скажите мне, с чем мы будем иметь дело.
— Понимаешь, тут такое… — начал Патрик, выступая вперед, но его перебил резкий звук, заставивший всех зажать уши.
Звук повтрился, на этот раз гораздо ближе. Все услышали жуткие вой, от которого у всех волосы на голове зашевелились, так как в звуках этих слышалось что-то потустороннее. С другой от нас стороны поляны вышли два черных монстра, ростом где-то 2,5-3 метра. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что это и есть те самые Адские гончие, которых послали за мной. Больше всего они были похожи на гиганских собак, с крокодильей пастью и лапами льва, 
с огромными когтями-лезвиями. Каждая из них являлась обладателем двух гладких длинных хвостов, хлеставших по бокам, которые кнутом вспарывали землю и разрезали, словно масло, стволы деревьев. Переодически по телам гончих пробегала рябь, отчего, на несколько мнгновений, они становились прозрачными. Шерсть на загривке была, как живой огонь аматерасу. Их красные глаза с черным вертикальным зрачком внимательно осматривали пространство вокруг, огромные ноздри втягивали воздух, в попытке отыскать свою жертву. Видимо, сразу определить меня для них было затруднительно, так как моим запахом пропиталась вся поляна, поэтому у нас было несколько минут, чтобы что-нибудь придумать, пока меня не нашли.
Вдруг вожак поднял рог, висевший на его шее, и затрубил в него. Печальный, тягучий звук разнесся над лесом. И в том миг, когда гончие приготовились для броска, их сбили с ног другие два гиганта, выскочившие на поляну. Одним из этих созданий был носорог, обладающий мощным панцирем. На голове его имелось три рога, четвертый же был отпиленный, и по два глаза с каждой стороны. Второе существо для меня осталось непонятным, но походило чем-то на слона, облаченного в такую же надежную броню, как и первое. На голове был один большой рог, а сразу ото лба шла широкая костяная пластина вокруг головы, в виде короны. Также оно обладало острым клювом. 
— Уходите к болотам, мы их задержим. — крикнул главарь. – Быстрее!
В этот момент, одна из гончих вырвалась из-под тяжести придавившего его тела и ринулась ко мне. Собака двигалась слишком стремительно, мы еле успевали отступать. Едва достигнув нас, она попыталась схватить зубами Мартина, а тот застыл на месте с выпученными глазами. Я, не раздумывая ни секунды, подскочил к нему и рванул не себя, подав больше чакры к ногам, отскочил так далеко, насколько это было возможно. Все происходило слишком быстро. Уставший после боя организм не успевал реагировать с нужной скоростью. Чакра в теле почти закончилась, мои силы на исходе. Зверь снова кинулся на нас. Когда собаке оставалось до нас считаные метры, она наступила на ожерелье, которое до этого швырнул в меня Кайман. Камни засветились, животное завизжало, дернулось, попыталось выдрать лапу, но осталось на месте. От следующей попытки, гончая сильно дернулась и стала заваливаться на нас, чуть не придавив своим весом, но в последний момент нас что-то сбило с ног.
— Скорее уходите. Я его задержу.
Я оглянулся на спасителя. Это был Кайман.
— Но почему? — изумился я, пытаясь отдышаться.
— Ты не демон, иначе ожерелье сработало бы на тебе. Но за вами гоняться демонические сущности и я обязан вас защитить, хочу я того или нет.
«Странный парень!» — успел подумать я, когда меня кто-то поднял и закинул на плечо. Это был Патрик. Мои вялые попытки возмутиться, что я могу сам идти, он просто проигнорировал. А у меня не осталось сил, чтобы сопротивляться, все-таки женское тело гораздо слабее мужского, а я истратил все силы своего организма. Отметил только, что рядом довольно бодро бежали Самон и Након, а позади всех нагонял Мартин.

***
Мы пришли на болота. Кругом запах разложения и гнили, но ничего не поделать, идем вперед. Пересечь болото – самая быстрая и короткая дорога, со слов Патрика, а время — деньги, хотя, в нашем случае, время – наши жизни. Все предупреждены, что кругом топи, сходить с тропинки нельзя. У всех в руках длинные палки, которыми мы исследуем дно. Грыз сказал, что в крайнем случае длины палки должно хватить, чтобы дотянуться до человека, которого засосало в жижу. Остается только верить его словам. Впереди нашей команды идет рыжий, позади него Самон, потом Након, потом я, замыкает шествие Мартин. Мы все мокрые уже по колено, заляпанные в грязь чуть ли не по уши. Над болотом стелится туман.
— Как считаете, он их победили? — поинтересовался я, намекая на Адских гончих.  
— Это вряд ли. — задумчиво ответил Патрик.
— А мы от них достаточно оторвались?
— Не сильно. Ты видела их размер?! Тот, кто их создал, обладает очень большой силой и знаниями. Те бронированные звери смогут их только задержать. Боюсь, ненадолго.
— Что же нам делать? — я озадачился. В мой светлый ум не приходило ни одной стоящей идеи.
Идти вперед. Больше нам ничего не остается. На болоте легко потерять наш след или, по крайней мере, перебить.
— Мне кажется или туман становится все гуще? — спрашиваю, озираясь с опаской по сторонам. Знаете, не прикольно застрять в болоте, когда кругом ничего не видно. Это жутко.
— Тсс, говори потише. Тут какое-то зловещее место. — шепчет из-за спины Ке.
От его взволнованного голоса по спине побежали мурашки. Дальше пробираемся молча. 
Выбрались на какую-то корягу. Несмотря на то, что это довольно шаткий островок, мы все поместились на нем. Приятно вытащить из воды ноги, хоть и ненадолго. Отдыхаем. Чувствую, что сижу на самой твердой скале в мире.
— Ой, смотрите, что там?
— А что там, Наки? Я ничего не вижу. — отзывается Патрик. 
Все дружно вглядываемся в туман. Ничего не видно, все заволокла белесая дымка, густая, как кисель.
— Да вот же! Вы что, не видите? — с недоумением спрашивает блондин.
— Сами, а ты тоже что-то видишь?
— Ага, дорожку.
— Где? — голос Грыза звенит от напряжения. — Почему я ничего не вижу?
— Я вообще-то тоже ничего не вижу. — замечаю я.
— Мартин, а попробуй увидеть что-нибудь в своих видениях. — предлагает рыжий.
Только Ке закрывает глаза, как туман рассеивается.
— Ух ты, это же мостик.
Мартин тут же открывает глаза.
Перед нами, сколоченная из бревен и досок, идет дорожка. Больше всего это напоминает обычную лестницу, которая лежит на воде. Два длинных бревна, между них прибиты доски или палки, на довольно большом расстоянии друг от друга, как перекладины. Бревна сбиты между собой, получается длиннющая лестница, плавающая по поверхности болота. Хотя нам-то что, для нас это просто твердая опора для ног. Патрик первым осторожно на нее ступает. Помост немного прогибается, вода переплескивается с одной стороны на другую, но вес Грыза выдерживает. Рыжий идет вперед. Следом Самон аккуратно становится на доски. Помост прогибается сильнее, пружинит под ногами. Когда блондин отходит подальше на мост ступает Након, бревна погружаются в воду, изредка выныривая на поверхность. Я с сомнением разглядываю эту конструкцию. Мартин резко толкает меня в спину, обрывая мои сомнения. Странно, но от нашего с Ке веса, мост сильнее не прогнулся. Ну да ладно, чего себе голову такими мелочами забивать. Продвигаемся дальше. Туман опять сгущается. Теперь не видно ничего, кроме лестницы под ногами. Я с трудом вижу спину впереди идущего. Идем уже довольно долго, наверное, пару часов уже. Вдруг, позади слышится конское ржание и топот копыт. Настороженно озираюсь. Мартин пятиться спиной ко мне. Упершись в мою грудь, слегка поворачивает голову и шепотом спрашивает:
— Что это?
— А я почем знаю. — отвечаю так же тихо. 
Над моим плечом появляется голова Накона:
— Вы эти слышали?
— Ага. – отвечаем хором.
Говорим все шепотом.
Конское ржание раздается ближе. Цокот слышен все более отчетливо. Понимаем, что копыта стучат по деревянной поверхности. Взгляды нас троих непроизвольно опускаются вниз. Мостик ощутимо вибрирует. Мы быстро переглянулись и на всех порах ринулись догонять Патрика. Уже никто не думает, что надо передвигается по нему осторожно. Главное, побыстрее уйти от неизвестной угрозы. Нормальные лошади по такому шаткому и дырявому мосту скакать не будут. Просто не смогут. Мчимся вперед. А Грыз с Самоном довольно далеко ушли. Нагнали их. Патрик, ничего не спрашивая, только взглянув на наши лица, все понял. Теперь несемся вперед все вместе, сломя голову. Конское ржание уже совсем близко. Вдруг мост резко и сильно прогнулся, заставив нас замереть на месте и отчаянно балансировать, чтобы не плюхнуться в воду. Оборачиваюсь назад, с нехорошим предчувствием. На мосту, встав на дыбы, стоит конь. Здоровенный такой, вороной. На нем восседает мощная фигура, в руке широкая сабля, из-за тумана не видно подробностей. И как их только мост выдерживает? Конь становится на все четыре копыта и медленно идет к нам. А мы забыли, как дышать, замерев, словно изваяния. 
— Не, эта лестница точно не выдержит его веса. — шепчу себе под нос.
Раздается треск. Всадник с конем уходят под воду. По воде идут круги. Мост позади обрывается у ног Мартина, который сильно жмется ко мне. Вздыхаем с облегчением. Слышится ржание по ходу нашего маршрута. Поворачиваем голову. Впереди, на мосту, стоит здоровенный черный конь, на нем всадник с широкой саблей. «Что, еще один?» Отступать нам некуда. Засада. 
— Что делать будем? — спрашиваю с робкой надеждой. Вдруг у кого какие идеи есть.
— А что ты сделала в прошлый раз?
— Просто сказала, что мост не выдержит их веса.
Сразу после моих слов раздается треск, всадник с конем уходят на дно. А мы отрезаны с двух сторон. Молча переглядываемся. В глазах один и тот же вопрос. Что делать?

***
Просидели так пару часов. Короче, кто сидел, кто стоял. Озябли. Замерзли. У всех от холода клацают зубы. На идею плыть никто не отозвался. Грустим.
— Что забыли тут жалкие людишки? — раздается грозный голос из тумана.
С ужасом переглядываемся. Никто не отвечает. Соблюдаем тишину. Авось пронесет.
— Я спрашиваю, что здесь забыли жалкие людишки? — голос звучит еще более грозно. Вжимаемся друг в друга. Знаете, посреди болота, как-то уж очень беспомощно себя чувствуешь, когда нет твердой почвы под ногами, тебя окружает густой туман, не видно ни зги, да еще и оппонента не видно, а он настроен очень враждебно.
— А ты кто? — это я, нагло так. А что мне терять?!
Тишина. Видимо, собеседник в шоке.
Тихо уже минут пять. Зловещая такая тишина.
— А? — соизволили ответить.
«Блин, чувствую, что должен взять все в свои руки, так как мои трясущиеся друзья не проявляют никакой инициативы. Эх!»
— Чтобы мы тебе ответили, сначала представься сам.
Туман развеивается. «А разве там был остров?» Перед нами на островке земли стоит здоровенный мужик, ростом два с половиной метра. У него синяя кожа, чересчур перекачанный торс, двое рожек на лбу, абсолютно черные глаза, совершенно без зрачков. Выглядит жутковато, да и вообще, он какой-то странный. Да и силой от него какой-то веет знакомой.
— Демон? — уточняю. Мало ли что?
— Какой я тебе демон?! Жалкий человечишка. — на меня переводят взгляд. О, в глазах появляется интерес. Пытаюсь отступить назад. Не дают. Забыл, что некуда.
— О, крошка, а ты вполне ничего! — заинтересованно.
Хочу спрятаться. Так плотоядно на меня еще никогда не смотрели. Понимаю, как тяжело быть девушкой. «Так, Узумаки, не дрейфь!»
— Я тебе не крошка! — нагло, уперев руки в бока. Раз отступать некуда, пойдем в атаку.
— Да неужели?!
— Да. — уверенно. Сам себе завидую. — Ты вообще кто такой?
— Я? Я джинн. — с удивлением в голосе, типа, «как такого можно не знать?!».
— Джинн?
«А это кто такой? Я про таких в книге не читал. Наруто, думай, думай! Это опасно или нет? Может у Патрика спросить?!» Смотрю на рыжего. Судя по выражению его лица, он в прострации. Смотрю на «близнецов», те тоже где-то далеко. С отчаянием перевожу взгляд на Мартина. У того просто убийственное выражение лица, которое можно ёмко охарактеризовать, как «нам хана!». Впечатлился. Пытаюсь соображать. На ум не приходит ничего дельного. «И вообще, этот умственный процесс не для меня. Чего я один должен за всех отдуваться?.. Хм, может потому, что я сейчас девушка?! Это можно использовать?! А, ладно. Все равно терять нечего. Потяну пока время, авось мои напарники что-нибудь придумают».
— Джинн! — синекожий гордо кивает.
— Джинн? — с немым вопросом в глазах. «Надеюсь, меня поймут!..»
— Джинн. — чувствуется нарастающее раздражение в голосе.
— Джинн?
— Да, блин, джинн. — раздражение в голосе оппонента растет.
— А кто это? — делаю невинные глазки.
— …
Собеседника заклинило. На меня смотрят, как на чудо природы. В глазах тоже немой вопрос.
— Ну, кто такие джинны? — хлопаю длиннющими ресницами.
Синекожего перекосило.
Мостик зашатался. Оборачиваюсь. У Патрика и Накона закатились глаза, и они тихо осели, Мартин с Самоном изо всех сил пытаются их удержать и не дать свалиться в воду. Смотрят почему-то на меня, и почему-то с ужасом.
«А что я такого сказал?» Перевожу взгляд на джинна. Тереблю волосы на затылке.
— А что такого я спросил… ла? — уточняю с самым невинным видом.
Ответом мне является полная тишина и выпученные глаза.
«Блин! Я чувствую себя неуютно, когда на меня так пристально смотрят. Чего это с ними?»
— Ну? Так мне кто-нибудь ответит? — вопрошаю собеседников. Тишина действует на нервы.
— Ты не знаешь про джиннов? — синекожий отошел от шока. В черных глазах неподдельный интерес.
— Впервые про таких слышу. — пожимаю плечами.
— Смертная, так ты не знаешь, кто такие джинны? — голос собеседника становится все громче.
За моей спиной зашевелился народ. «Видимо, приходят в себя». Понимаю, что отворачиваться от собеседника в данный момент не только невежливо, но и опасно.
— Я же говорю, понятия не имею. 
— Так я тебе сейчас покажу. — с угрозой в голосе.
«Ох, как мне все это не нравится. И атмосфера что-то стала напряженная сразу».
— Кайла, сделай что-нибудь! — полным отчаяния голом закричал Мартин.
«А что сделать-то? Магия-то тут, вроде, не работает?!»
Вокруг джинна закручивается спирально воздух, заметно потемневший, почти почерневший. Становится тяжело дышать. Порывы ветра делают наш шаткий помост еще более неустойчивым.
— Кайла! — фальцетом пищит Ке.
Я вздрагиваю. С меня спадает оцепенение. Колдую что-то защитное, примешивая туда мою чакру, все знания о разенгане, еще чего-то. Что я говорил и колдовал, не помню. Делал я это быстро, не особо задумываясь. Шарахнуло мощно. 
Через некоторое время ко мне стал возвращаться слух и постепенно зрение. Еще плохо, но я уже начинаю различать окружающее меня пространство. Меня качает, как будто я на корабле, посреди шторма. Судорожно цепляюсь за Патрика. У того в глазах шок. Когда цветные пятна более-менее перестали вращаться перед глазами, замечаю, что у всей нашей компании волосы стоят дыбом, а еще мы все почему-то дымимся. На всякий случай проверил. Да, наша одежда теперь абсолютно сухая и горячая, только местами, почему-то, слегка дырявая и обожженная. И качает, почему-то, только меня. С интересом перевожу взгляд на то место, где стоял джинн. Там что-то черное, обугленное, дымящееся. Воняет паленым. Взгляд выражает благоговейный ужас. Горжусь собой, правда, пока не понимаю, чего вообще произошло. В голове пустота. Ничего не помню. «Кажись, меня контузило. Интересно, это тишина такая или у меня слух отшибло?» Смотрю на напарников. Они тоже смотрят на меня, как на чудо природы. В глазах шок, рты раскрыты. Мне прямо неловко. Столько внимания — и все мне одному. Минут десять уже так стоим. Эти их тупые выражения лиц начинают меня уже порядком бесить. Щелкаю у них перед носом пальцами. Вздрагивают. «О, слух я не потерял!» Радуюсь. Улыбаюсь так широко, что скулы сводит судорога. На меня смотрят слишком пристально и с каким-то странным чувством. «Чего это они?!»
— О, несравненная Повелительница Ураганов, Королева Бури, приказывай мне! О, я, недостойный, выполню любой твой приказ! — вдруг взвыл синекожий, рухнув на колени и кланяясь мне, стукаясь каждый раз головой об землю.
— Чего это с ним? — спрашиваю шёпотом у напарников.
— Аааа… ты… это… тут же вроде колдовать нельзя. — подал голос Самон.
С удивлением смотрю на него. Впервые он выдал довольно разумную мысль.
— Точно, а как это у тебя получилось? — спрашивает Након.
— Понятия не имею. Мартин, а ты не знаешь? — бодро спрашиваю у самого вменяемого в нашей компании в данной ситуации.
— А когда я рядом с тобой, то больше ни в чем не уверен и ничего больше не знаю наверняка. У меня даже видения пропали. — меланхолично сообщает мне шатен. — С тобой эффект непредсказуемости подскочил до невиданных высот. Я ожидаю чего угодно в любой момент.
— Чего пожелать-то? — спрашиваю еще тише.
— Выбраться из болота. — мрачно напоминает мне Ке.
— О, точно! — бью кулаком по ладошке. — Перенеси нас на ту сторону болота.
Что-то зашипело. Вокруг нас что-то закружилось. Поднялся сильный ветер с песком. Пришлось закрыть глаза. Миг, и мы стоим на зеленой поляне, под ногами твердая почва. Красота! Оглядываюсь. Мои напарники все еще в шоке. Мартин мрачно рассматривает своих друзей, периодически косясь на джинна. Синекожий молча стоит рядом и ждет нашей реакции. Я думаю. Странно, правда?! Но мозги кипят. В голове сплошная каша. «Хм, не знаю. Понятия не имею, что делать! А наличие джинна в компании — это опасно?»