Наша жизнь – это путь к обретению желаемого. Каждая душа нуждается в гармонии, но к ключ от неё всегда разный. Пока не обретёшь его, не покинешь этот мир. Тело лишь способ осязать окружающее, а потому его можно сменять десятки раз. Но когда время выступает в роли ветра и сдувает все мысли о мечте, всё что остаётся – это уважать себя за умение радоваться чужому счастью. Пусть для тебя оно может оказаться недолгим, но даже доли его хватит мне для обретения покоя, который высушит все реки слёз, порождённые глупой, почти по-детски наивной, любовью к тебе.
Вдохновлённая Юмика.

 

Воцарение красной луны. Глава 11. Конец

Четыре года

Должно быть что-то странное случилось в эту ночь, потому как цикады сегодня пели невыносимо громко. И так называемое «пение» не смолкало ни на секунду. Хидана, который в последнее время никак не мог выспаться, это ужасно раздражало.
-Чёрт, эти твари когда-нибудь заткнутся?! – Парень гневно ударил кулаком о стену, и резко привстал с кровати.
На проведшей мисси он не мог заснуть из-за дикой головной боли, которая, в отличие от всех остальных болезненных ощущений его раздражала. А причиной этих ощущений стала резкая смена климата, ведь их последняя миссия проходила в стране снега, где даже летом не перестаёт идти снег и не затихают снежные бури.
В темноте комнаты блеснули малиновые зрачки, пытающиеся вглядеться в окружающий мрак. Бессмертный, не желая ждать когда глаза привыкнут к темноте, на ощупь нашёл выключатель и зажёг свет. Только тогда Хидан заметил что его напарницы нет в комнате.
-Ну и куда эта дура смылась? – Повелитель косы неодобрительно закачал головой.
Зевая, он вышел в коридор просторного поместья, именуемого «Штаб квартирой Акацки». Сейчас здесь кажется никого кроме парочки бессмертных не было. Кисаме и Какузу были на задании, Зецу как обычно выведывал какую-то информацию, а Сасори и Дейдара так же находились на мисси (И Хидан молился за то, что бы они с неё не вернулись). Исанэ, продолжал свои тренировки по промыванию мозгов людям в правительстве с помощью мощнейших гендзюцу и руководил со стороны, передав основную часть пыльной работы Сасори.
Обойдя почти весь дом, Хидан так и не нашёл свою напарницу, но зато убедился, что стрекотание цикад отлично слышно в любой точке поместья. Когда бессмертный поднимался по лестнице обратно на второй этаж, до его ушей донесся ещё какой-то звук. Нежный женский, даже почти детский голос напевал какой-то мотив. Звук доносился со стороны веранды, которая оказывается так же присутствовала в этом доме.
Ещё раз зевнув, Хидан открыл раздвижную дверь и, переступив через порог, приостановился. Пение цикад стало ещё громче, ведь часть веранды непосредственно находилась на улице. Наоми и правда находилась здесь. Положив локти на деревянное ограждение веранды и подпирая голову руками, девушка, кажется наслаждалась этим стрекотанием, которое Хидан счёл невыносимым.
Наоми так расслабилась, что не заметила присутствия парня. А от изумлённо расширил глаза. Он вдруг заметил, что сейчас девушка стояла в том самом красном укороченном кимоно в котором она была в день их первой встречи, а на ногах у ней ничего нет. Никаких чёрных чулок. Но не это удивило парня, а странные чёрные рисунки в виде змей на стройных ногах его напарницы. Эти змееподобные знаки тянулись от щиколотки до колен девушки. На обеих ногах было по три змеи. Это не могла быть татуировка или что-то вроде этого. Это своеобразная метка.
-Наоми, так ты это от  меня всё время прятала? – Лицо Хидана едва заметно искривилось, почему-то эти странные змеи на теле Наоми не внушали ему ничего приятного.
Только сейчас Наоми заметила, что она не одна на веранде. Обернувшись на столь знакомый голос, она уже не пыталась спрятать, то что до этого так успешно скрывала. Обладательница разных глаз была спокойна, однако её вид был несколько обречённым.
-Четыре года. – Только и сказала она.
-Чего? – Хидан недопонял как эта фраза связанна с происходящим.
-Мне осталось жить четыре года. – Медленно произнесла Наоми, отводя глаза в сторону.
-Что за хрень ты несёшь?! – Парень придвинулся к своей напарнице и повернул её лицом к себе, заставляя смотреть ему в глаза. –Как бы там ни было, ты бессмертна, дура! Сколько можно тебе об этом напоминать?
-Ты сам говорил, что это бессмертие распространяется только на телесные повреждения. От болезней оно не спасает. Верно? – Голос Наоми из обречённого стал холодным и безжизненным. Кажется она была безразлична к собственной смерти. Должно быть четыре года казались ей достаточным сроком, однако умирать ей на самом деле очень не хотелось. Особенно теперь, когда она обрела смысл в жизни. Пусть странный, но всё-таки смысл.
-Какая к чёрту болезнь, а?! Объясни по человечески! – Обладатель косы оживлённо тряс неполноценную бессмертную за плечи.
-Я же как-то говорила тебе, от слияния моего тела с душой Юмики у меня развилась странная неизлечимая болезнь, хотя.. Я и до этого была сильна больна.– Девушка задрала просторные рукава лёгкого укороченного кимоно. На коже рук чуть выше запястья и до локтя так же виднелись подобные чёрные змеи.
-Всего у меня на теле двенадцать змей. Каждая символизирует год оставшейся мне жизни со дня заражения. Прошло примерно восемь лет, а значит осталось ещё четыре года. Я умру от остановки сердца, а пока меня лишь иногда мучают приступы жуткой боли..
 — тут голос девушки дрогнул. Она до крови прикусила губу. –Как же я.. Ненавижу всё это..
-Дура! – Выпалил бессмертный. –Ты не умрёшь, ясно тебе!? Если я так хочу, значит так и будет! – Кажется эта новость шокировала его. Отчасти тем, что приходилось признать, что его всемогущий бог не способен или отказывается даровать своим верующим, даже самым преданным, полноценное бессмертие, отчасти тем, что Наоми к которой он стал относиться как к части своего бытия, суждено вот так умереть.
-Но Хидан-сама, ты же понимаешь, что.. – Наоми робко попыталась ему что-то возразить.
-Да замолчи ты уже.. – На удивление не злобно сказал он и решительно коснулся губ девушки своими губами, слизнув с них капельки алой крови.
Глаза Наоми расширились. Для удивления было достаточно причин.
Оторвавшись от губ единственной в Акацки девушки, Хидан ухмыльнулся в своём стиле и махнув рукой вошёл обратно в дом, сказав на последок:
-Больше не заикайся о своей смерти! Чушь всё это, поняла? Ты не можешь умереть, просто я так хочу!
Наоми всё ещё была немного не в себе, но слабо улыбнувшись, кивнула. Конечно его слова ничего не изменят, но от мысли, что Хидан не хочет её смерти на душе становилось теплей.
-Рада за тебя. – Разнесся в сознании знакомый голос Юмики. –Уж извини, если бы я знала что так укорочу твою жизнь, наверно бы лучше отравилась в загробный мир. У меня ведь в конце концов тоже есть совесть.
-Не вини себя. — Наоми обернулась в сторону леса, заметив, что цикады наконец приутихли. –Кто знает.. Может без тебя я умерла бы ещё раньше. Я ведь с детства тяжело болела..
-Ты и правда в хорошем настроении, раз не винишь во всём меня.
Прикрыв ладонью левый глаз Наоми прошептала.
-Прости меня.
В ответ она услышала лишь странное мычание, скорее всего оно было одобрительным.

Лунный свет слабо, но всё же освещал дорогу в холмистой местности, что находилась на территории страны звёзд, делая пространство впереди более или менее различимым. По дороге шли двое людей в плащах с рисунком в виде красных облаков и оживлённо о чём-то спорили.
-Данна, но согласитесь же, что этот взрыв был превосходен, да! – Развёл руками блондин.
-Слишком много шуму из ничего. Надо было действовать тише. Если бы я мог, то сам разобрался бы с целью. – Укоризненно произнесла фигура чуть меньше ростом с красными как огонь волосами.
-Ну а что вам мешало, мм?
-Я же говори тебе, у меня пока недостаточно марионеток. Из той сотни восстановлено чуть больше половины.
-Хм, не забывайте что трупы для новых марионеток пришлось доставать преимущественно мне, Данна! А я ведь даже никого из них подорвать не мог, вам ведь нужны целые тела, мм! – Язвил Дейдара.
Тут кукольник остановился и медленно обернулся к Дейдаре, который для безопасности шёл в нескольких метрах позади от своего напарника. Во взгляде марионеточника улавливалось нечто зловещее. Вне зависимости от того, что Сасори на самом деле хотел сказать, подрывник расценил это как фразу «Если не хочешь помогать мне, то следующим трупом станешь именно ты. Устраивает?»
Словно прочитав по напряжённому виду подрывника, о чём он подумал, Сасори произнёс:
-Я не это имел в виду. Расслабься. – Враждебная настроенность в голосе сменилась некой хитростью. Губы кукольника дрогнули в хитрой улыбке. -Да и ты уже моя марионетка.
-Мм? – Пытаясь скрыть тревожность, Дейдара изобразил удивление.
Тут с пальцев Сасори потянулись голубоватые нити. Как только нити прикрепились к  конечностям Дея, кукольник резко потянул его на себя. Он сделал это с такой лёгкостью, словно блондин не весил больше обычной деревянной куклы. В мгновение ока Дейдара оказался рядом со своим напарником. Их лица находились слишком близко.
-Отцепите от меня эти чёртовы нити, да.. – Поцедил Дейдара, теряя уверенность.
-Вот видишь.. Ты боишься и меня и поэтому уважаешь. Ты будешь делать то, что я скажу и станешь двигаться в соответствие с тем, как дрогнут кончики моих пальцев. Разве это не значит быть куклой? – Дейдара сглотнул и промолчал, просто не найдя подходящих слов. –Единственное, что в тебе лучше чем в моих марионетках, это то, что у тебя есть душа. И ещё, твою волю так интересно преломлять.
С этими словами Сасори ослабил хватку, нити чакры медленно испарились и Дейдара наконец смог отодвинуться от своего пугающего напарника.
-Может уже двинемся дальше? Мы же должны прийти к завтрашнему вечеру и сообщить Хидану и этой его напарнице о новой миссии. Или ты намерен остановиться где-нибудь на ночь? – Подозрительно сладким голосом произнёс Сасори.
Ничего не ответив, блондин лишь мотнул головой и просто поплёлся дальше. Тут со спины подул прохладный веер и унёс с собой первые опавшие листья, символизирующие скорый приход осени. Вдруг что-то вызвало у блондина улыбку. Кажется, в те дни когда он чувствовал себя одиноким как никогда стояла такая же погода.
Примерно год назад Сасори удачно инсценировал свою смерть и даже Дейдара, знающий этого человека с его бесконечными фокусами, поверил в это. Тогда он впервые стал молиться богам в которых никогда прежде не верил. И просил вернуть всё как было. Он понял что не может жить без этого кукольника. Хоть он и странный пугающий человек, скрывающий от окружающих все, что у него на душе, Дейдара правда очень дорожил им. Лишь Акасуна мог как-то приудержать его гневные, буквально взрывные порывы к тотальному уничтожению всего, что у Дейдары вызывает раздражение. За то время их совместной работы они научились понимать друг друга. Акасуна всегда мог по одному только виду блондина прочитать, что у него на уме, а Дейдара в свою очередь как никто понимал и видел всю эту печаль Сасори, накопленную им за годы одиночества. Лишь взглянув в эти коньячные глаза, блондин чувствовал какую боль испытывает его напарник. Это пробуждало в блондине желание быть всегда с этим человеком. И незаметно пытаться его успокоить и поддержать. Ведь оболочка Сасори, снаружи кажущаяся непробиваемой и холодной, внутри покрыта многочисленными трещинами. Странное чувство. Любовь? Что ж, пусть так и будет. Он не может по другому назвать своё отношение к этому человеку с сердцем похожим на консервную банку и массой смертоносного оружия, распиханного по всему его телу. Интересно, а может ли он что-либо чувствовать к окружающим? Возможно это так. Ведь все чувства рождены душой, а не сердцем. Сердце это всего лишь мышца. Какой идиот придумал, что ей можно любить?

Суть мисси на которую предстояло отправиться Хидану с его напарницей можно объяснить в двух словах. «Убить Тсучикаге». С первым словом всё понятно, естественно Хидан и даже Наоми колебаться с убийством не станут, но вот в слове «Тсучикаге» само собой таится подвох. Хоть управляющий страны Камня и стар (Ходят слухи что он старше даже ранее умершего Хокаге), но всё же он представляет опасность. А его телохранители тем более. Основным претендентом на пост Тсучикаге в будущем как раз и является один из этих телохранителей, который так же присутствовал на собрании пяти каге. Имя этого человека особо не разглашается, а о его принадлежности к мужскому или женскому полу судить сложно из-за своеобразной внешности. Не так давно Исанэ самостоятельно завершил операцию по промыванию мозгов этому телохранителю и, если ему удастся получить титул Тсучикаге, то он будет вести именно ту политику, которую ему внушат. Но как не посмотри, действующий правитель страны Камня является существенной помехой. Хидан, в виду своего низкого уровня развития задал абсолютно глупый вопрос «А почему бы этот наш лидер с помощью очередной промывки мозгов не натравит этого придурка на Тсучикаге?».
Поступить так, было бы достаточно глупо. Ведь такое сражение наделает много шуму и кто-нибудь обязательно узнает кто будет виновен в смерти Тсучикаге (Если конечно его удаться убить). Поэтому убийство лучше совершить кому-то постороннему, а этот загипнотизированный телохранитель лишь изобразит неимоверное сожаление и горе. И с «болью на сердце» взойдёт на пост главы государства.
Сборы на миссию были поспешно завершены и парочка бессмертных отправились в путь. Торопиться было не обязательно, поэтому Хидан твердо решил что пойдёт обычным шагом. Он не любил бегать на перегонки со временем. Парень был в прекрасном настроении и  всё время что-то тараторил в адрес Наоми, которая сегодня была даже тише обычного. Возможно её сознание сейчас находилось не здесь, потому как девушка  совершенно ни на что не реагировала и норовила врезаться в ближайший столб или дерево.
-Наоми, если ты пытаешь придумать какую-нибудь там стратегию, то не заморачивайся! — В очередной раз Хидан попытался разговорить свою скромную напарницу. –Может, когда мы добреёмся, окажется что этот старый хрыч уже сдох! Хотя я давно не проводил ритуалов.. — Тут бессмертный взмахнул рукой и указал на Наоми. –И ты между прочим, тоже!
Девушка вздрогнула. Кажется, она наконец поняла что обращаются к ней и даже уловила суть сказанного.
-Д-да.. Мне так стыдно за это.. Но я скоро всё исправлю.. – Наоми оборвалась на полуслове и опять притихла. Парню этого было достаточно. Пепельный блондин уже начал представлять, как после того как он разделается со стариком, он начнёт на право и налево рубить его охрану. Его глаза блаженно заблестели в предвкушении грядущей кровавой бойни. Наоми шла чуть позади, потому не заметила этого.
Через несколько минут обладательница разноцветных глаз вдруг приняла оживлённый вид. Краем глаза она заметила невзрачную бабочку. Быть может, она была не самой красивой представительницей своего вида, однако была некая притягательность в её лёгком покачиванием крылышками, пока она сидела на цветке.
Бессмертная остановилась. Парень, перестав слышать её шаги у себя за спиной, обернулся.
-Дурёха, ну что ты там опять увидела? — Лениво поинтересовался он.
Испугавшись его голоса, бабочка поспешно вспорхнула  и направилась ввысь, по направлению к бесконечному небу, но.. Неожиданно из кустов выскочила змея и проглотила это маленькое невзрачное создание.
Тут Наоми печально улыбнулась. Ей показалось, что она похожа на эту бабочку. Неприметную, посвящавшую всю свою короткую жизнь безответной любви к небу. Бабочку, чья жизнь способна оборваться в один мимолётный момент, наступающий по воле судьбы.
-Извини, Хидан-сама. Я просто задумалась.
-Да выбрось ты всякий мусор из головы! Скоро будет, весело, поверь мне! — Хидан ухмыльнулся и его коса зловеще блеснула в свете косых лучей.
-Да, ты прав. — Девушка мило улыбнулась. А Хидан потрепал её по голове, словно младшую сестру. Парень не знал что ещё ему сделать, подобная сентиментальность вообще была не для него.
-Пошли уже. — Махнул он рукой.
Наоми бодро побежала верёд, в последний раз проводив взглядом то место, где оборвалась жизнь несчастной бабочки. Девушка немного повеселела от того, что если её существование так же внезапно прервётся, то возможно кто-то вспомнит о ней. И от этого на душе воцарилось спокойствие. На долго ли это?

Любой ключ от гармонии и счастья висит на длинной цепочке, концы которой уходят в небо. Звенья в такой цепочке уникальные, и случайно выбранные судьбой, некоторые из них будут украшены узором, несущим за собой события. Как плохие, так и хорошие. Но плата за это – одно разомкнутое звено, которое символизирует печальный конец. Я знаю, что всё так и будет и останусь с тобой до самого этого конца. И это отнюдь не благодарность, это сильное чувство, породившее желание всегда оставаться с тобой. Возможно, только что бы испытать нечто подобное мне и была дарована вторая жизнь.
                                           Юмика.