Бета: MS WORD

Название: Мозаика. Том I, Всё не просто. Часть 3, Иной выбор

Статус: не закончен/в процессе написания

Размер: От небольшой повести до большого цикла, идей много, но как пойдет…

Жанр: Всего понемногу. Пока экшн, драма, позже возможен дарк…

Пейринг: О пейрингах позже…

Персонажи: Наруто в главных ролях, а так же все остальные представители мира Наруто, ну и моих немного для разнообразия…

Рейтинг: Потому как возможно все, то пусть будет NC-17

Размещение: Если кому-то хочется разместить, то только с моего разрешения

Предупреждения: ООС

От автора: Наконец-то правда о смерти Кушины. Многие были близки, но точного ответа не дал никто)) 

Саммари: Читая данное произведение, почаще вспоминайте его название. Ибо в этом мире все совсем не просто. Каждый поступок, каждый выбор, каждая случайность тянут за собой сотни причин и следствий, неуловимо изменяющих окружающий мир. Подобно Нитям Судьбы они вплетаются в Гобелен Мироздания, образуя узлы и связки в жизни любого смертного. Как может повлиять на Великий Гобелен один измененный узелок?

Дисклеймер: Кишимото Масаши

 

 

Глава 13. Обострение

 

 

В жизни каждого бывают моменты, когда он узнает нечто такое, что может в корне перевернуть сложившееся представление о мире. Сильные духом смогут идти дальше, слабые подвергнутся изменениям или сломаются. Только от тебя зависит, какой дорогой ты предпочтешь идти. Однако помни — нужно соответствовать своему выбору. (Тогаши Йошихиро. Из поучающих лекций для Узумаки Наруто)

 

Экзамен на чуннина – одно из немногих мероприятий в каждом Скрытом Селении, на которое приглашаются представители других Деревень. Первый Хокаге, положивший в свое время начало этой традиции, устроив общий экзамен для генинов разных Стран, посеял и первые семена раздора между юными шиноби. В те послевоенные годы, когда надежда на мирное сосуществование ложилась на плечи молодых, именно их соперничество в конечном счете принесло миру Вторую Мировую Войну Шиноби. (Летопись Конохи)

 

Деревня Скрытая В Листве, Спустя три дня после образования команды №10

 

 — Докладывай.

 — Есть.

  На крыше Резиденции Хокаге стоял, заложив руки за спину, Намикадзе Минато. Он наблюдал за медленно плывущими по небу облаками, почти невидымыми при свете луны, одновременно с этим слушая отчет почтительно склонившего голову капитана Анбу, который замер рядом с Каге.

 — Четыре часа назад объект зашел в здание Центральной Библиотеки. Как вы и предупреждали, он почти сразу пропал из всех спектров наблюдения. Данное изменение могло означать только то, что наблюдаемый находился в защищенном архиве. Спустя два часа  было зафиксировано появление нового объекта, а именно куноичи Скрытого Листа, Яманака Ино. В соответствии с вашим приказом, мы оставались пассивными наблюдателями. Однако спустя несколько минут после того, как куноичи скрылась в здании, было зафиксировано несколько резких всплесков чакры, причем разной природы происхождения. После чего библиотека оказалась внутри мощного оборонительного барьера, который появился в результате сработавшего ритуала  активации печати седьмого порядка, наложенной на несущие конструкции. Внутри, кроме объектов наблюдения и неустановленных личностей, в это время находилось только двое моих людей, успевших оказаться под защитой купола за несколько мгновений до его развертывания. Связи с ними не было. Пока мы пытались попасть внутрь, сенсоры зафиксировали применение мощной пространственной техники. Спустя еще несколько минут мне доложили о начавшемся внутри барьера поединке. Судя по характеру чакры, одним из сражавшихся был объект. Спустя несколько минут поединок, по утверждению сенсоров, был прекращен. Еще через пять минут мне доложили об использовании еще одного пространственного дзюцу. Барьер держался почти полчаса после окончания активности. Когда мы попали внутрь, то обнаружили лишь следы короткого боя, а так же отсутствие как объектов, так и неизвестных, зафиксированных ранее. Кроме того, в дальнем углу зала находилось двое наших наблюдателей. Оба шиноби были без сознания и с очень сильным истощением чакры…

 — Словно бы кто-то высосал из них все подчистую… — Задумчиво проговорил Хокаге, после чего, взмахом руки отпустив подчиненного, вернулся в кабинет. Почти сразу рядом с ним появился в облаке дыма еще один боец Анбу.

 — Как все прошло? – Усаживаясь в кресло, бросил Каге.

 — Как вы и говорили, Хокаге – доно, мы засекли Яманака Ино неподалеку от госпиталя. Взвод Анбу задержал рядом с ее бессознательным телом неизвестного шиноби с протектором Конохи. Не оказав при задержании никакого сопротивления, он назвался бойцом Корня Анбу и отказался отвечать на дальнейшие вопросы. Мы доставили его в допросную комнату. Жду дальнейших указаний.

 — Оставьте все как есть. Когда за ним придут из Корня, отпустите. – Усталым голосом отдал распоряжение Намикадзе, мыслями находясь совершенно в другом месте.

 — Но…

 — Это приказ. – В голосе лидера появились стальные нотки. Размышляя вслух, он тихо добавил. – Кое-что изменилось…

 — Слушаюсь. – Фигура мужчины поплыла, словно ветер сдувал ее, как туманную дымку. Еще секунда – и Минато снова был в одиночестве. Ну или почти.

 — И как долго вы собираетесь за мной следить, сенсей?..

 — Так ты меня заметил? Все такой же наблюдательный… – Тень, которую отбрасывала высокая декоративная ваза, стоявшая в углу, уплотнилась и сильно вытянулась. После чего из нее медленно поднялась фигура жабьего отшельника, — Ровно до тех пор, пока ты собираешься держать меня в стороне от таких дел.

 — И чего вы хотите этим добиться? – Йондайме, встав из-за стола, обошел его и оказался прямо напротив Саннина.

 — Минато, как твой учитель я… — Сделал было вперед шаг отшельник. Однако следующие слова ученика заставили его замереть.

 — Советник Джирайа! Я задал вопрос. – В голосе Намикадзе скользил официоз, присущий лидеру.

 — Даже так… — Саннин, в глубине души пораженный действиями своего ученика, тем не менее внешне оставался спокойным, — Ты ведь прекрасно знаешь, что и почему я сделал…

 — Вы предоставили пропуск в один из самых секретных архивов почти постороннему человеку лишь потому, что считаете этого самозванца моим сыном. И это за день до приезда в Коноху Дайме Огня! Что бы вы сейчас не сказали, своих решений менять я не собираюсь. 

 — Да, Минато… Не думал я, что ты изменишься настолько. – Джирайа со вздохом уселся на низкий диванчик в углу, — Я ведь с самого начала понял, что ты задумал. Хочешь стравить мальчишку с Корнем. Его убирают, ты потом обвиняешь в запланированном убийстве подчиненных Данзо. Достаточно лишь настоять на совете, и Корень расформируют. Ты ведь догадывался, что он отдаст приказ о ликвидации. Даже ученицу Ибики вплел, чтобы все выглядело правдоподобнее… — Все это время мужчина даже не смотрел на своего ученика. Ненадолго в комнате установилось молчание. Однако отшельник все же закончил свою речь, хотя ему и тяжело было произносить вслух такие обвинения, — Корень убивает мальчишку, ты расформировываешь Корень. Избавляешься от двух проблем сразу. Только вот старый лис просчитал все это. Я пришел к тебе только для того, чтобы сообщить, что у него есть приказ о ликвидации Наруто, подписанный самим Дайме. Представь, как бы ты выглядел, предъяви ему обвинения. – Старый шиноби в первый раз за длинный монолог посмотрел на Хокаге. Тот хоть и молчал, но по лицу было видно, что последние слова учителя были для него новостью, — Единственное, что меня радует в этой ситуации, что мальчишке хватило сил оставить вас носом и сбежать. Теперь он вряд ли вернется в Селение, где подозревает в заговоре против себя едва ли не всех.

  Саннин подошел к двери, не желая в этот раз пользоваться привычным уже окном. Постояв немного, он все же добавил:

 — А ты не боишься, что он допросит шиноби из Корня Анбу и сможет сложить все детали в одно целое?

 — Это невозможно. Он не обладает необходимыми навыками для взлома сознания, защищенного подобного рода печатями…

  В этот же момент в кабинете появился капитан Анбу, совсем недавно предоставлявший отчет, касавшийся Ино.

 — Хокаге – сама, срочное донесение! В госпитале только что было зафиксировано применение мощной пространственной техники. Предположительно это Обратный Призыв. Пропала доставленная туда несколько минут назад Яманака Ино.

  Минато в раздражении сжал принятый свиток с отчетом и, не глядя, бросил его на стол, а Джирайа задумчиво сказал, прежде чем удалиться:

 — Что ж, он нашел себе того, кто сможет узнать ответы…

 

Лес в семи километрах от Конохи, В это же время

 

 — Где… кха… я?.. – Ино, с трудом разлепив глаза, осторожно уселась на потрепанной циновке, на которой еще несколько секунд назад она же лежала без сознания. Обведя взглядом небогатое убранство, а точнее почти полное его отсутствие, низкого, но достаточно длинного шалаша, девушка лишь потерла виски, пытаясь сообразить, как она здесь оказалась. Голова раскалывалась от боли, поэтому все попытки что-то вспомнить оканчивались полной неудачей. Снаружи раздался резкий свист ветра, затем громкий хлопок. «Так знакомо… Пространственное дзюцу?..»

 — И куда ты меня притащил?! С чего я вообще должна тебе верить?..

 — Она внутри. И поторопись.

 — Без тебя разберусь…

  «Эти голоса… Не может быть!»

 — Если ты думаешь, что подобное сойдет тебе… Ино!

  Яманака не ошиблась в своем предположении: пола небольшого полотна, которое служило своеобразной занавесью, закрывающей вход в это лесное жилище, приподнялась, после чего внутри показалась голова подруги ее детства, а именно Харуно Сакуры. Уже через мгновение куноичи стояла рядом с больной, водя охваченной зеленым свечением рукой вдоль тела. Ино не смогла сдержать радостного всхлипа, почувствовав сильное облегчение после почти мгновенного исчезновения головной боли.

 — Что это за место? Как я здесь оказалась?

 — Вопросы не ко мне. – Закончившая первичное лечение Харуно хмуро кивнула в сторону замершего у входа в шалаш Наруто, — Этот тип заявился ко мне домой среди ночи и заявил в ультимативной форме, что мне придется проследовать за ним… — Она помогла подруге встать и выбраться наружу, слегка поддерживая еще не полностью восстановившуюся девушку, — Я уже хотела размазать его тонким слоем по стенке, но он добавил, что от этого зависит твоя жизнь. В итоге мы переместились сюда с помощью пространственной техники. Причем он первый из виденных мною чужаков, кто настолько свободно пользуется перемещениями через охранные и сигнальные барьеры Деревни. Теперь, конечно, уже все равно: нас давно засекли и скоро сюда пожалуют Анбу. Ох и влетит мне от сенсея за такое…

 — А вот это врядли. – Неожиданно появился из шалаша Наруто, отсутствовавший во время монолога куноичи внутри. – Я скопировал ключ-печать от вашей сигнальной системы. Поэтому сейчас она на меня не реагирует. В противном случае меня отследили бы еще тогда, когда я выдернул Ино из госпиталя.

 — Что происходит? – Яманака, оторвавшись от разглядывания лесных пейзажей, внимательно посмотрела на юношу, — Во что ты опять вляпался?

  Вместо ответа Наруто лишь вернулся в просторный шалаш, наполовину скрытый в земле, взмахом руки предложив куноичи следовать за ним. Оказавшись внутри, они в изумлении наблюдали за тем, как юноша, откинув в сторону кучу сваленных в углу тряпок, выволок из-под завала бессознательное тело взрослого мужчины, одетого к тому же в форму Анбу Конохи, разве что без маски на лице. От удивления Ино лишь пробормотала «Какого?», а Сакура, тут же осмотрев живого, но сильно оглушенного шиноби, демонстративно поправляя перчатки на руках, медленно обернулась к Наруто. Словно не замечая ее настроения, юноша проверил связывающие Анбу веревки, после чего уселся рядом:

 — Этот шиноби напал на меня несколько часов назад в Центральной библиотеке. Почти убив меня, он по какой-то причине остановился, после чего вообще прекратил всякое сопротивление. В принципе, тебя… — Его взгляд остановился на Ино, — я переместил сюда только затем, чтобы узнать у него кое-что.

 — И ты думаешь, что мы в это поверим? Твое поведение только доказывает обратное. Почему ты не доложил обо всем Хокаге? – Тут же встряла Сакура, внимательно отслеживавшая каждое движение юноши.

 — Ответ прост. Сейчас я не доверяю никому в Деревне…

 — Сакура! Он говорит правду… Этот шиноби оглушил меня, пока я сражалась с его напарником в библиотеке… — Наконец-то опомнилась от изумления Ино. Харуно лишь вздохнула и уселась на свободное место, сложив руки на груди:

 — Я уже ничего не понимаю… Что-то вы темните, ребята…

 — Ответ тут только один. Очевидно, власти Селения отдали приказ о моей ликвидации.

 Девушки замолчали, пытаясь найти хоть какое-то опровержение, однако все факты упорно указывали на то, что юноша прав. Взмахом руки остановив подругу, хотевшую сказать что-то вроде «Преступников положено устранять…», Ино внимательно посмотрела на невозмутимого товарища, после чего, словно капитулируя, присела рядом с Сакурой:

 — И что ты предлагаешь?

 — Ты должна провести Слияние разумов.

 — Откуда ты?.. – Куноичи чуть не подавилась собственный вскриком. Немного успокоившись, она возмущенно продолжила, — Ты спятил? Из всего клана только мой отец может применять такие техники… Я же просто убью и себя и его…

 — Не совсем так. У нас будет трехстороннее слияние. Я не являюсь менталом, но отлично контролирую свой разум. Мне хватит сил удержать всех троих.

 — И все равно это безумие… — Тяжело вздохнув, Ино начала приготовления, — Хотя после встречи с тобой я уже начинаю привыкать к подобной жизни… Сакура, контролируй наше состояние, я впервые буду использовать дзюцу такого уровня, поэтому будь готова к последствиям…

 — Ты уверена? – Сакура не до конца понимала и разделяла эту веру подруги в Наруто, однако смирилась, что сейчас ей ничего не изменить.

 — Да… — Однако ответ выдавал, что уверенности у куноичи на самом деле почти нет. Яманака в последний раз попыталась отговорить юношу от этой опасной идеи. – Именно этот ритуал проводил на тебе отец… И ты думаешь, что у меня хватит сил пробиться в твое сознание?

 — Я в тебя верю. – Впервые за долгую беседу на лице подростка появилась небольшая улыбка, а голос слегка потеплел. Однако спустя секунду «маска» вернулась на место. – Тем более что я сам проведу вас.

  Перед глазами Наруто проносились бессвязные образы, картины непонятных событий и неизвестные личности. При этом ему приходилось поддерживать предельную концентрацию, удерживая на грани собственного сознания Ино и одновременно с этим наблюдая за отрывками мыслей и воспоминаний, бурным потоком проносящихся мимо.

«Защита его разума… Это же…» — Раздался в пустоте голос Ино.

«Не отвлекайся. Мне нужно что-нибудь об отдавшем приказ.»

«Хорошо.» — Спустя почти минуту пришел ответ. – «Кажется, я нашла нужный отрезок памяти. Это происходило около двадцати часов назад».

Поток замедлился. Из туманной дымки начала формироваться слегка размытая «живая» картинка. Вытянутое, плохо освещенное помещение. Два шиноби сидят на коленях, склонив головы, перед старым мужчиной с замотанной бинтами рукой на перевязи и повязками, закрывающими правый глаз. Шиноби опирался на сучковатый посох.

 «Это Данзо.» — Взволнованный импульс от Ино.

«Кто он?»

«Глава Корня… закрытого спецотдела Анбу.»

  Тем временем вместе со сформировавшейся картинкой пришли и звуки.

 — Фу, Торуне. Приказ о ликвидации объекта за номером ноль-восемь-один. Скрытность операции максимальная. 

«Как я и думал. Теперь концовку боя.»

«Сейчас… Сильные эмоциональные искажения… Нестабильные воспоминания… Мне не удержать их долго…»

  Сейчас Наруто видел и ощущал все происходившее ранее, как будто именно он сражался с самим собой. Причем, судя по улавливаемым чувствам, шиноби с самого начала не испытывал никаких положительных или отрицательных эмоций, присутствовал лишь хладнокровный анализ боя. Вот противник попадает в продуманную ловушку. Вот он отлетает к стене от сильного удара в грудь. Враг повержен, осталось только привести приказ в исполнение и уничтожить тело. Подавлено последнее сопротивление. Симбионты перешли в организм цели и начали прокладывать путь к жизненно важным органам, попутно анализируя и посылая по ментальной связи организму-хозяину информацию касательно жертвы. И вот здесь Наруто заметил первые признаки искажения воспоминаний. Картинку зарябило, пришло чувство мимолетного узнавания, затем паника. Ничего не понимающий юноша смог разобрать лишь отрывки бессвязных мыслей шокированного шиноби. «Ты… Она!.. Нет… Я не хотел!.. Нет… Оставьте меня!!!»

  В следующую секунду подросток очнулся на полу. Голова гудела, словно разрываемая изнутри. Рядом со стоном приподнялась Ино:

 — Слишком сильное эмоциональное потрясение… Я не смогла удержать контакт…

 — Ты сможешь повторить?

 — Ты спятил? Мы и так едва живы!

 — Ты не понимаешь! Он что-то знает… знает о моем прошлом! – В голосе юноши скользила лихорадочная надежда. Впервые девушка видела его настолько охваченным эмоциями. Ей ничего не оставалось, кроме как устало кивнуть, признавая свое поражение.

 

Деревня Скрытая В Листве, Спустя два дня после образования команды №10

 

  «Луна… Холодный, безжалостный свет, прокладывающий себе дорогу во тьме… Ни сомнений, ни сожалений, лишь покой… Можно сказать, что мы похожи…»

  Один из самых одаренных шиноби Конохи среди своего поколения, представитель одного из старейших и сильнейших кланов, Учиха Саске в задумчивости смотрел на луну на тренировочной площадке неподалеку от своего поместья, в очередной раз предаваясь размышлениям. И, хотя на его лице не отображалось и следа каких-либо эмоций или мыслей, внутри подростка будто полыхало темное пламя. «Чертова дура!.. И почему мне в голову лезет именно она?..» Саске в раздражении крутил в одной руке кунай, представляя при этом, как именно должна умереть одна знакомая куноичи. «Вот же привязалась…»

  Раздражение Учихи было по большому счету вызвано состоявшимся несколько часов разговором с напарницей по команде, Харуно Сакурой. Девушка в очередной раз пыталась поговорить с ним по душам, плакала, умоляла его забыть о глупой мести, жить ради себя. «Как же она раздражает… Идиотка!.. Да что она понимает?.. Что знает обо мне?..»

  Тихий шорох привлек внимание задумавшегося юноши. Сверкнув в бледном свете луны, исчез в темноте кунай. Потянув за тонкую струну, Учиха вытянул на освещенный участок пронзенную куском стали насквозь миниатюрную белую змейку, чуть длиннее кисти его руки. Вытащив из неподвижного тела кунай и убрав его в подсумок, юноша наклонился чтобы подобрать свой трофей и выкинуть его подальше, однако тут случилось неожиданное: пасть мертвой змейки широко распахнулась, оттуда показалась голова еще одной змеи, превосходящей первую во много раз. Спустя всего мгновение не успевший толком среагировать Саске уже очутился в тисках чешуйчатого тела. Почти двухметровая змея, появившаяся из тщедушного тельца своего младшего собрата, закручиваясь вокруг правой руки, сделала оборот вокруг тела шиноби, после чего зафиксировала и левую руку. Юноша бессильно пытался выбраться из неожиданных оков, растянувших его руки в стороны и не дававших толком вздохнуть.

  Тем временем змеиные челюсти сомкнулись на правом плече подростка, рядом с шеей. Все тело Учихи пронзила резкая боль. Однако в следующую секунду она прошла, уступив место странному спокойствию. В голове Саске раздался тихий, слегка шипящий голос:

 — Интересно, очень интересно. Ты все еще сопротивляешься… Я не ошибся в тебе…

 — Кто это? Что происходит?

 — Ты не устал быть послушным псом… подчиняться чужим приказам?..

 — О чем это ты?

 — Я вижу в тебе редкий талант… Талант, который ты губишь… Ты хочешь силы? Хочешь… Я знаю тебя… я вижу твои мысли…

 — Нет… нет!

 — Разве?.. Тебе нравится это клеймо? – Взгляд Саске непроизвольно метнулся к собственной груди, словно он пытался разобрать нечто, скрытое синей футболкой. — Ты хочешь провести с ним остаток жизни?

 — Я… не знаю… Чего ты хочешь? Кто ты такой?

 — Друг… Твой друг… У меня есть к тебе предложение…

 

Деревня Скрытая В Листве, За месяц до нападения Кьюби

 

  Тихий ветер, словно играясь, неторопливо кружил опавшую листву. Восьмилетний мальчик, одетый в потрепанную черную куртку с глухим горлом и мешковатые штаны с большим количеством карманов, в одиночестве стоял около памятника Павшим В Бою. Глаза, скрытые темными очками, не выдавали своего владельца, однако по выражению его лица было понятно, что ребенок вот-вот заплачет. «Шиноби не должны плакать… Эмоции – непозволительная роскошь для таких как мы, Таро…». В голове мальчика всплывал образ отца, постоянно находившего нужные слова. «Ты же уже большой… Ты должен быть сильным…»

 — Конечно, пап… — Подойдя к памятнику почти вплотную, ребенок осторожно протер рукавом крайнюю надпись, после чего, не оглядываясь, пошел к выходу с кладбища. Ветер мазнул желтым листком по вырезанным в камне иероглифам «Абураме Шикуро. Твоя жертва не будет напрасной».

 — Эй, Таро! – Трое генинов окружили юного повелителя жуков неподалеку от госпиталя. Стоявший чуть впереди паренек тут же схватил мальчика за ворот куртки и слегка приподнял над землей.

 — Еще раз посмеешь смыться без моего разрешения, я тебя свяжу и буду таскать за собой в таком виде! Подумать только, вместо того, чтобы выполнять реальные задания, мы нянчимся тут с каким-то жуководом…

 — Отпусти ты его… — Положил руку на плечо говорившему его товарищ, — Он то тут причем?

 — И он, и его папаша… Такие слабаки меня бесят…

 — Мой отец был героем! – Пинок мальчика пришелся прямо в руку, державшую его на весу. Выпустив от неожиданной боли воротник куртки, генин отступил на шаг, потирая ушибленное место, после чего, придя в ярость, бросил:

 — Твой отец не герой! Он лишь слабак, не справившийся с заданием и угодивший в плен. Все, на что его хватило – не выдать секреты Деревни до того, как туда прибыл отряд Анбу. Он такой же неудачник, как и ты…

 — Не смей!.. – Отбежавший в сторону Таро, при последних словах подростка пришедший ярость, медленно наклонился и подобрал с земли небольшой камень, — Не смей так говорить о моем отце!!!

  Сознание мальчика словно разделилась на две части: одна часть держала в руке камень и смотрела на врага, вторая в это же время словно отделялась от тела и перетекала на камень. Не успев удивиться такой странной двойственности, ребенок уже запустил камень в ненавистное лицо. Подросток, медленно приближавшийся к мальчику, в последний момент успел увернуться от снаряда: просвистев в нескольких сантиметрах от его уха, камень улетел по направлению к госпиталю. Уже занесший руку для оплеухи генин резко обернулся на звон разбившегося стекла:

 — Это же… — Все еще находясь в слегка заторможенном состоянии от произошедшего, он лишь проводил взглядом удаляющуюся в сторону входа в госпиталь фигуру Абураме, после чего обернулся к своим товарищам, — Кажется, мы влипли…

  Тем временем прошмыгнувший под рукой медсестры Таро заскочил в отдельную палату, куда всего несколько минут через окно залетел брошенный им камень. Пока он судорожно оглядывался по сторонам, переводя дыхание, подошедшая сзади медсестра, убиравшаяся в палате, схватила его за ухо и потащила из палаты.

 — Акина-сан. Это же всего лишь ребенок.

  Таро, вывернувшийся наконец из хватки медика, замер, заметив красивую девушку, полулежавшую на просторной койке возле разбитого окна. В руках она вертела злополучный камень.

 — Госпожа Кушина! Цунаде-сама запретила любые посещения!

 — Да ладно вам. Я тут уже скоро с ума сойду, от скуки. – Девушка с интересом разглядывала Абураме, — Давай знакомиться, меня зовут Кушина, а тебя?

 — Только недолго. – Медсестра, подхватив мешочек с битым стеклом, вышла. Осторожно приблизившись к незнакомке, мальчик тихо ответил:

 — Т… Таро из клана Абураме.

 — Это же твой камень? Лови.

 — Я… не специально… — Окончательно смутился ребенок, — Просто…

 — Мальчишки обижали? Я видела вас, в окне. – Подмигнула ему куноичи.

 — Они… плохо говорили о моем отце! Что он слабак, а он герой, ведь правда же?! – С надеждой посмотрел на девушку Таро. Та вместо ответа погладила мальчика по голове и отвела взгляд к окну:

 — Твоего отца звали Шикуро?.. Не слушай никого, твой отец был настоящим героем… — Словно опомнившись, Кушина с улыбкой добавила, — Ты должен стать таким же сильным, чтобы защищать тех, кто тебе дорог!

 — Вы говорите совсем как он!.. Ой, мне же пора, иначе дядя опять ругаться будет. – повеселевший мальчик подскочил и кинулся к двери, около которой остановился и весело крикнул, — Я и вас буду защищать!

  Кушина устало улыбнулась, глядя на закрывшуюся за Таро дверь. Затем рукой смахнула со лба выступивший пот и с недоумением посмотрела на заляпанную непонятной зеленой массой ладонь. Так и не разобрав, что это, девушка осторожно обтерла ладонь и лоб, после чего медленно погладила большой живот. «Надеюсь, ты станешь таким же храбрым, как этот малыш, сынок.»

 

Деревня Скрытая В Листве, За две недели до нападения Кьюби

 

  Таро беспорядочно ворочался на кровати, бормоча что-то непонятное. К нему снова вернулось состояние непонятной двойственности. Голова раскалывалась от боли, неизвестно откуда то и дело возникали странные мысли, бессвязные образы, неразборчивые эмоции. Но чаще всего «приходило» лицо той красивой девушки из госпиталя, перекошенное от боли. Почти оглушенный собственными видениями, Абураме не воспринимал толком ничего из происходившего вокруг. Рядом послышался шум отодвигаемых в сторону дверей и шаги нескольких человек. С трудом приоткрыв глаза, мальчик смог разобрать перед собой лишь белую маску Анбу.

 — Это он?

 — Да.

 — Забираем.

  И все для Таро погрузилось во тьму. Очнулся он на полу в просторной, плохо освещенной зале. Осмотревшись, ребенок заметил неподалеку силуэт стоявшего мужчины, опиравшегося на посох.

 — Где я?

 — Это резиденция Корня Анбу. – Негромкий властный голос пронесся по помещению.

 — Зачем… я здесь?

 — Ты доставлен сюда потому, что ты убийца.

 — Что?.. – Мальчик испуганно отшатнулся, — Я?..

 — Ты помнишь Кушину? Девушку из госпиталя? Сегодня, во время родов, в результате подпитывания ее организма лечебной чакрой пробудились твои симбионты. Повинуясь заложенной ранее установке, они остановили работу всех внутренних органов. Кушина умерла.

 — Этого… не может быть! Это не я! Я не мог!.. Только не она!.. – Однако память услужливо подсовывала ребенку воспоминания о произошедшем две недели назад и отрывки из сегодняшних видений. Не выдержав, Таро упал на колени и разрыдался, бессвязно бормоча оправдания.

 — Я понимаю, что ты ни в чем не виноват. – Голос мужчины заметно смягчился, — Однако в этом будет трудно убедить Хокаге. Но я хочу тебе помочь. Есть один выход. В конце концов, я обещал твоему отцу позаботиться о тебе.

 — Моему… отцу?..

 — Да. Мы с ним были близкими друзьями. Ты должен стать моим подчиненным. Я смогу доказать, что во всем этом нет твоей вины.

  Спустя несколько минут  Абураме Таро уже склонил голову перед Данзо:

 — Я отказываюсь от своего имени,  принимая чужую волю. Я отказываюсь от своих эмоций, принимая долг воина. Я отказываюсь от своего прошлого и будущего, живя только ради Деревни.

 — Существуя под землей, невидимы никем, мы поддерживаем невидимое древо, называемое Конохой. Это девиз Корня. Отныне нарекаю тебя Торуне. Встань. Тебе предстоит еще одна процедура.

 — Интересно… Еще один очень интересный экземпляр… — Донесся из темноты чей-то голос.

 

Лес в семи километрах от Конохи, Спустя четыре дня после образования команды №10

 

Первое, что увидел Наруто, открыв глаза – внимательно разглядывавшего его Торуне.

 — Ты ведь ее сын?

 — Да.

 — Убей меня. Я заслужил.

  Осторожно встав, юноша покосился на внимательно слушающих разговор девушек, после чего, достав из подсумка кунай, повертел его в руках и убрал обратно:

 — Нет. Ты не виноват в ее смерти.

 — Ты странный. Совсем как она.

  Не обращая больше ни на кого внимания, юноша достал из-за пазухи свиток, развернул его и, надкусив палец, стал рисовать поверх рисунка-печати кровью еще одну. Закончив, он оглянулся на девушек, потом на своего недавнего пленника:

 — Деревня в часе пути на север.

 — Что ты собираешься делать? – Осторожно спросила Ино. Она не делала попыток его остановить, слишком уж шокировало ее увидено в воспоминаниях.

 — Отдать долги. – Усмехнулся подросток, после чего, сложив печати, исчез во вспышке. Только пустой свиток из-под пространственного дзюцу остался на траве.

За несколько часов до этого Намикадзе Минато откинулся на кресле в своем кабинете. В резиденции Корня Данзо подошел к окну. Выйдя из транса, в своем убежище открыл глаза Орочимару. Все трое тихо сказали:

 — Итак…

 — Близится…

 — Финал…

 

Деревня Скрытая В Листве, Спустя четыре дня после образования команды №10

 

 — Все кончено…

 — Ты меня переиграл… Не ожидал от тебя такой подлости…

 — О чем ты?

 — А ты ничего не хочешь нам рассказать?

 

 

Итак, дамы и господа! Декорации расставлены, все готово к финалу.