Хао Глоу. Глава 4.

 

Доказать…

Нет, не так…

Показать?

Все равно, нет…

Убедиться…

Да, точно. Убедиться. Самому.

Он медленно плыл между сросшихся ветвей искривленных деревьев, прокладывая себе путь в неизвестность.

Он передвигался. Он совершал действие. Раз он что-то делал, значит жил…

Или нет?

Пусто. И здесь пусто.

Не знал…

Не знал…

Не знал…

Хаос.

Пролетая между опустевших грязных домов, он существовал. Потому что совершал действие, так слабо доказывая свое право на жизнь.

Или же нет?

Нет? Да?

Он не знал.

Сумма огромного количества биохимических реакций плавно протекала во всем массивном теле. Такая сложная система разработанная только им самим…

Это доказательство?

Отдельные молекулы, медленно создающие по частицам независимые, самостоятельные цепи мутаций, отвечающие за свой род изменений.

Доказательство?

Или нет?

Он не знал…

Он бессилен…

Двухэтажный дом разом разлетелся на куски. Бетонные основы угадили в соседние строения, а деревянные предметы уплыли вниз по мертвой реке, протекающей рядом.

Черная субстанция парила над бывшим зданием. Шипящий звук усилился многократно.

Все «тело» пульсировало сложно от обильной дрожи.

Он бессилен…

Пульсация прекратилась. Энергия вновь перераспределилась по всем молекулам.

Он по-обычному удлинился, когда улетал отсюда.

Прямо над ним на чудом уцелевшей балке висел странный предмет, непонятной формы. От последнего толчка он покачнулся, свесился в сторону и в следующую секунду упал. Пройдя вертикальную траекторию прямо сквозь него. Шмякнулся о землю.

Он замер.

Многочисленные нервные импульсы начались от самых крайних молекул, и прошлись до самых глубинных. Электрические разряды, словно взбадривая, коснулись каждой нервной цепи, пропитали каждую телесную реакцию и собрались вместе в определенном порядке.

Он почувствовал. Все.

Они разом накатили на него.

Картинки, ощущения, мысли, чужеродная структура, знания…

Хао Глоу повернулся. И навис над тем, что упало сверху. Над мертвым человеческим телом…

Докажи…

Докажи…

Да…

И…

И…

Изучи…

Изучи все… и докажи…

Темные щупальца потянулись к трупу.

 


Во всем лагере царил полный ажиотаж. Ученые толпой скопились рядом с временным штабом. Сейчас Акия разговаривала с командующим, единственная вернувшись с задания. Тобимару в это время прятался на потолке, скрывшись техникой камуфляжа, слушая разговор. Никто не смог даже почувствовать его присутствие, даже шиноби стоящие у дверей.

Несколькими часами позже, когда командующий отправил посланника дайме с запросом на переброску гвардии, все ниндзя присутствующие в лагере собрались в штабе.

— Что мы имеем на этот момент?- командующий развернул на столе карту леса и близлежащих территорий. Стол окружили со всех сторон.- Последнее нападение было нанесено здесь.

Указал ручкой в одну из точек.

— Скорость с которой передвигается эта тварь равна примерно двадцати километрам в час. Следовательно, точных данных на его местоположение не имеем. Полный доклад того шизофреника, что создал эту напасть, вы должны были прочитать еще десять минут назад. Теперь не верить его словам очень сложно. На нас рассчитывает все население страны. До прихода гвардии мы должны согласовать план действий и найти способ уничтожить этот вирус или чем бы он там ни был. Вопросы?

— Выжившая из группы, можно с ней поговорить?

— Категорически нет. Все сведения предоставлены лично мне, этого достаточно. Еще?

— Если верить всему, что мы узнали, то как вы предлагаете бороться с этим?

— Это мы решим сейчас. Осталось еще что-нибудь?

— Да, насчет этого. Думаю, что следует подключить того шиноби, Тобимару Фуума, у которого на сегодняшний день единственный иммунитет к вирусу, к нашим делам. Его роль была бы незаменима.

— Это было бы здорово,- с сарказмом усмехнулся командующий.- Но два часа назад его видели входящим на зону заражения. А посылать сейчас туда кого-нибудь – полный идиотизм.

 


Хао сидел глядя сквозь решетки на разворачивающуюся потасовку. Ученые бегали туда-сюда, ровным счетом, как и шиноби. Грозные голоса, отдающие приказы почти не стихали.

Его глаза остекленели и было понятно, что сам профессор сейчас далеко от суеты снаружи. Он прекрасно слышал весь рассказ той девушки, его привели специально для этого. Нибори был рядом же.

Старый ученый молчал. Ему просто было нечего больше сказать. Даже когда командующий лично спросил его мнение, о возможных способах уничтожения. Он молчал.

И размышлял. Так усердно, как никогда раньше.

«Странно. В теории я не раз доказывал себе подобный исход. А на реальности он кажется невероятным»

 


Тобимару летел между деревьев. Он даже не обращал внимания на скорость, с которой передвигался. Все тело буквально горело от избытка энергии.

Не потрудившись сменить гардероб, старый шиноби был все в тех же серых штанах. Словно засыпающие за все эти годы мускулы резко проснулись и окрепли, готовые ко всему. Зрение, увядающее от старости, настроилось на новый лад. Старые кости обросли свежим слоем кальция.

Он словно вернулся вновь в годы своей юности. Лишь покрытое ровными, редкими морщинами лицо выдавало возраст этого человека. Да однообразные отросшие, седые волосы развивались по ветру, наряду с небольшой бородой.

«Я найду его»- такие мысли шли в голове мужчины.- «Это он, тот, кто виновен в смерти всех моих друзей. Он, не я»

Карие глаза горели пламенем. Смысл существования вновь наполнял иссохшие колодцы жизненной энергии. Но только ли он?

 


Гвардия прибыла лишь спустя четыре часа. Лучшие воины страны собрались теперь в штабе, обсуждая план действий.

 


Хао загадочно улыбался.

«Глупцы…»

 


Он стоял, глядя на ЭТО.

Посреди голой поляны, на дальней стороне которой виднелись дома речной деревни, стоял старый воин. А во взгляде его стояло потрясение.

Они лежали кругом. Люди.

Мертвые.

Шиноби из его клана. Друзья. Товарищи.

Даи. Джомей. Капитан. Рин. И все остальные…

Вперемешку с ними здесь были и простые жители. Все, как один с белой кожей и пустыми глазами.

Он не ошибся, если бы предположил, что сейчас на этом самом месте скопились все люди, погибшие в зоне карантина. Даже ученые в скафандрах из недавней группы.

Тобимару стер слезу, появившуюся при виде потерянных радостей, греющих сердце еще недавнего старика. Их не вернуть, не имеет значения сколько слез ты прольешь. Осталось лишь отомстить.

Словно по воли его мысли раздался хруст ломаемых веток.

Шиноби отскочил назад, совсем уже привыкнув к своей новой скорости.

«Он здесь»

Это была правда…

Он появился на поляне.

Черный сгусток непроницаемого вещества выплыл между деревьев. Он зажал что-то в хватке, неся по воздуху за собой.

Старик оскалился. Это был еще один труп.

 


«Что это?»- Хао пригляделся. Из ближайшей из десяти повозок выгружали ручные огнеметы.

 


Сорвался с места, преодолев десятиметровое расстояние за секунду. Руки уже привычным плавным способом сложили пять печатей.

— Молния: электромагнитное убийство!

С силой хлопнул кистью по земле, передавая чудовищную мощь разряда вперед.

Громовая стихия ударила «дым» с трех разных сторон, пронзая насквозь черное тело.

Оно остановилось, казалось, с удивлением.

Но ему было плевать.

Еще три печати соединили кисти в жесте концентрации.

— Огонь: огненный шар!

Вдохнув полную грудь, он выдохнул обжигающую гортань элементную чакру, при выходе преобразующуюся в стихию пламени.

И эта атака прошла успешно. Но был бы в этом смысл.

Труп упал на землю, когда вирус подплыл ближе. Тобимару не видел его глаз, и не думал, что они вообще существуют, но знал, что он вглядывается прямо в него.

— Убью!- старик кинулся вперед, перебрасывая вес всего тела в мгновенное перемещение. Занес кулак для удара.

Конечно же, он понимал, почти что ломая костяшки пальцев, что не сможет причинить ему ровным счетом никакого вреда.

Но может быть, он с самого начала и не хотел этого? Следующий удар прошел навылет.

Не хотел или вернее не надеялся. Не надеялся победить это существо. Не было шансов.

Нога пролетела насквозь. Десяток шиноби не смогли с ним совладать. С чего вдруг сможет он?

И он прекрасно это понимал.

В тот день, когда после вспышки вируса погибли все его соклановцы, он просто потерял смысл в жизни. Ему даже некому было отплатить за их смерти.

Но вот пришла весть, что вирус, являвшийся причиной, обрел материальную форму.

Странно или нет, но он поверил сразу. То, что было виновно, теперь свободно бороздило территорию леса. И смысл вновь появился.

Месть.

Тобимару выдавал весь свой опыт в рукопашном бою, но с той же эффективностью он мог бить воздух.

Ему нужна была эта схватка.

Шиноби отпрыгнул и вновь начал складывать печати.

Возможность доказать собственное существование.

Перед смертью.

Очередной огненный шар схлестнулся с «дымом».

Как старик он уже давно смирился с приближающейся кончиной. И ему не о чем было больше жалеть.

Он не сможет его победить, но сможет сражаться.

В своей последней схватке за всю жизнь.

 


После приема ниндзютсу Тобимару опять ринулся в ближний бой.

Только самый первый его удар достиг цели. Все остальные просто пролетали сквозь его черное тело. А сам он парил.

— Давай!- шиноби беспорядочно бил кулаками.- Бейся, вирус!

И словно в ответ его тело опять стало твердым.

Он раздробил кости правого кулака. Почувствовал пульсацию, прошедшую по всей руке, треск ломаемый суставов. Конечность повисла бесполезной плетью. Он отскочил.

Кровь капала на серую землю. А мужчина улыбался. Словно не чувствуя бешенную боль, способную любого свести с ума.

— Давай!!!

Прыгнул в воздух.

Но в следующую секунду черная субстанция обхватила его талию и шмякнула о землю. Щупальце сжалось мертвой хваткой.

Он засмеялся. Тихо. Обреченно.

— Говорят, что у тебя есть разум,- Тобимару полуприкрытыми глазами смотрел на него, возвышающегося сверху. На губах играла все та же легкая улыбка.- Надеюсь, ты понимаешь, что я говорю… Я готов. Действуй.

И вот пришла его смерть. Он знал, что она будет на поле боя. И всегда хотел именно этого. Ему не нужна была ни теплая постель, ни кресло-качалка. Он всегда мечтал умереть, как воин. В сражении. Может быть, и не в таком, но выбирать не приходиться.

Так, где же боль?

Ему было все равно, но ожидания всегда ясно доводили до него всю болезненность момента кончины. Где же она?

Почему он все еще дышит?! Почему агония в сломанной руке еще мучает его тело?!

Почему… он жив?

Глаза открылись.

Серое небо. Здесь оно всегда такое, на зоне карантина…

Из-за барьера, а может быть и из-за вируса.

Стоп! А где он?

Он приподнялся над землей.

Черный «дым» уже отдалился от него и теперь подбирал труп, что выронил еще до его появления.

«Что он делает? Почему он меня не убил?»

Тобимару оперся на левую руку и поднялся на ноги.

«Боль в руке?»- глаза повернулись в правую сторону.- «Что?!»

Его рука послушно сгибалась и разгибалась без всякой боли, как будто кости и не ломались. Кровь продолжала капать вниз, но ран не было видно. В довершении всего пальцы, висевшие как черви, нормально шевелились, стоило ему найти на это силы.

— …

В это время уже сжавший обмякшее тело в тисках вирус медленно поплыл в направлении остальных.

К стоящему в замешательстве старику он уже видимо потерял всякий интерес.

Даже когда тот специально для привлечения внимания возник прямо перед ним, он просто облетел его полукругом.

«Он не собирается меня убивать?»- Тобимару теперь пребывал уже в глубочайшем замешательстве.

Хао Глоу приблизился к бреши в линии из тел и опустил последнее, заполнив ее.

Только теперь можно было увидеть, что мертвецы расставлены точным кругом в два ряда переплетенные между собой.

Прямо как сросшаяся цепь ДНК.

 


— Сожжем весь лес, а когда он появится, используем заготовленные химикаты,- командующий лично возглавлял большую группу, облаченную в защитные скафандры нового класса со щитками и утолченной броней. Такие изобретения стоили дайме немало средств.

Хао спокойно наблюдал за их действиями из окна, изредка посмеиваясь.

 


Шиноби наблюдал за странными и в то же время слегка интересными манипуляциями вируса.

Распределив все тела в этих двух связанных кругах, он несколько раз покружил над ними. После чего медленно собрался во что-то слабо напоминающее шар точно посередине геометрической фигуры.

Тобимару опустился на землю после десяти минут наблюдения, за которые он так ничего и не сделал и все продолжал парить над землей.

«Странно все это»- много чего он ожидал увидеть, но не такую продолжительную сцену.

Слабое движение выбило его из транса. Из шара во все стороны вниз потянулись тонкие конечности. Каждая из которых вошла в контакт с одним человеком.

Слабая пульсация прошлась по телу. В то же время запульсировали и многочисленные щупальца.

Сила увеличивалась. Шипение могло вывести из колеи любого. Конечности уже во всю теребило из стороны в сторону. Тело не по воле видоизменялось, обрастая наростами и выпуклостями, но вновь возвращало изначальный вид шара.

Казалось, что-то перетекает из всех этих тел через каналы в вирус. Но мертвецы были неподвижны. И шевелился лишь сам Хао Глоу.

Это действие продолжалось минут пять. Не меньше.

Сразу после темное вещество резко втянуло все щупальца обратно и опустилось пеленой на круги, обхватив каждый труп.

 


Тобимару стоял, глядя на темное одеяло, покрывшее землю.

«Что ему нужно от тех, кто уже мертв?»

 


Ответ пришел незамедлительно.

Хао Глоу поднялся обратно и стал закручиваться во что-то. Скорее в самого себя. Молекулы вируса колоссально видоизменились после переработки такого большого количества информации. Эволюция, полностью контролируемая колониальным разумом, не заставила себя ждать.

Тело все видоизменялось. Сжимаясь и разжимаясь, удлиняясь и укорачиваясь, шевелясь и вибрируя, оно обретало какую-то странную форму. Но это было не так легко, как казалось.

Уже было скомбинировавшиеся молекулы, обретшие гораздо более материальную форму, рассыпались вновь, не в состоянии ее удержать. В конце-концов, ему пришлось впитывать все больше и больше данных. Даже в мертвых телах их было достаточно.

Черные отростки потянулись ввысь, накрыли тело со всех сторон. Пульсация продолжалась.

У этого слоя цвет был более тускловатым. Кокон, защищающий его от внешних воздействий.

Словно гигантская, черная амеба, он лежал на земле.

Тобимару был напуган. Впервые за двадцать пять лет.

Послышался отдаленный звук. Так обычно звучат слизистые вещества.

Миллионы и миллионы структурных кирпичей самовозлагались в генной основе.

В следующую секунду все затихло. Разом. Так, как будто отключили звук. Шиноби несколько раз потер пальцем уши, убеждаясь, что не оглох.

Поверхность кокона взбухла с одной стороны, но упругость не позволяла ей разорваться. Потом с другой. И еще с одной.

Что-то пыталось вырваться из нее.

 


— Входим!- шиноби сложили кисти в жесте концентрации чакры, и барьер широко раскрылся перед большой группой людей.

 


Слабое движение потеребило стенки черной оболочки. Она послушно зашевелилась и раскрылась в стороны.

Внутри нее уже принявший осмысленные очертания, парил сжатый «дым». Вырвавшись на воздух, он впитал тусклое месиво, что еще недавно было его защитой, и отплыл подальше от круга. Но теперь было видно, что это действие дается ему сложнее.

Он приземлился на высохшую траву, видимо выбившись из последних сил.

Тобимару подошел вплотную. Что-то теперь даже жалостливое было в движениях этого существа. Он лежал на земле, слабо шевелясь. Все большое тело было беззащитно.

Если бы ему на ум пришла мысль: «Шанс», то он смог бы сейчас его уничтожить. Единственная возможность.

Но не пришла. Его целью была даже не месть. Ему было интересно.

Мужчина наблюдал за поведением Хао Глоу, замечая в нем что-то знакомое.

 


Такое обилие информации выбило его из спокойного режима. Справляясь с ней, молекулы мутировали беспрерывно, поглощая всю доступную энергию, которой было не так уж и мало. Но недостаточно даже для лишнего движения.

Все смешалось в его нервном центре, в вечном перемещении по всему телу.

 


Фуума не верил своим глазам.

Оно принимало материальную осмысленную форму. Отдельные частицы собирались вместе, полностью выполняя предназначенную им роль.

Он потянулся своими руками. Длинными, черными руками. Оттолкнулся от земли. Молекулы продолжили свои манипуляции.

Плечи расширились. Ноги впились в землю острыми концами. Тело слабо покачнулось, привыкая к такому положению.

 


Перед шиноби стояло очертание человека. Очертание, потому что определить это чем-то другим, просто не позволял разум.

Темный цвет плоти остался таковым до сих пор. Силуэт был размывчатым, и то и дело терял форму, превращаясь в газообразную жидкость, какой был до этого.

Он был похож на тень, трехмерную тень. Человеческие черты тела не были присущи ему, кроме общего строения.

Длинные руки, ноги. Острые пальцы напоминали длинные щупальца. Тело нельзя было назвать хрупким, но стойким тоже. Черные отростки, спадающие на лицо, вроде волос.

А на самом лице не было ничего.

Точнее не было в первые секунды.

Ярко-желтые глаза раскрылись, вызывая хорошую дозу адреналина в крови разом струхнувшего человека напротив. Большие глаза с желтыми радужками без зрачков смотрели удивленно. И изучающе.

 Они повернулись вверх, вправо, влево, вниз, назад… осмотрели руки, пару раз шевельнувшиеся пальцы. Свое нестабильно-материальное тело, насколько это было возможно.

А потом взгляд упал на круги из жителей, что все еще лежали неподалеку, прежде чем снова впиться в стоящего мужчину.

 


Ячейки памяти, опираясь на полученную зрительными нервами информацию, вскрыли нужные аспекты, выдавая необходимые данные.

 

 

Он шагнул, хотя шагом это плавное движение, при котором нога вновь обратилась в «дым», сложно было назвать. Тобимару приложил просто титанические усилия, чтобы не отшагнуть самому. Потом еще шаг.

 

 

Странно было так передвигаться. Молекулы были отнюдь не стабильны, слишком мало данных.

 

 

Тут ему в глаза бросилась вопящая деталь, которую он от страха просто не заметил. Он был на целых две, если не три, головы ниже его самого.

Этому созданию можно было от силы дать сантиметров сто сорок.

Он остановился, все еще глядя ему в глаза. Возможность не отвести взгляд в сторону давало оцепенение.

В тишине раздался тихий шепот, от которого на глаза навернулись слезы:

— Тобимару… Фуума?

Мужчина заозирался по сторонам, ища его источник.

И только потом понял, что с ним говорил не кто-то, а сам Хао Глоу.