Название: Навстречу ветру. Глава 12
Статус: закончен

Размер: миди.

Жанр: Романтика
Пейринг: Наруто/Хината

Саммари: История развития отношений
Рейтинг: PG-15
Размещение: Где угодно с этой шапкой и обязательно сообщите мне на email
Предупреждения: ООС.
Дисклеймер: Масаши Кашимото

 

 

Глава 12

 

Подушка горячая и неудобная. Под одеялом жарко, без одеяла холодно. Сил больше нет крутиться, стараясь уснуть. Душно.

Хината встала и распахнула окно. Летний ночной ветер ворвался в комнату. Она закрыла глаза и глубоко вдохнула дурманящую прохладу. В голове на миг помутилось. Так пахнет перед грозой. Где-то вдалеке уже слышались глухие раскаты грома. Простор за окном манил к себе. Она вглядывалась в глубь сада. Темно, ничего не видно.

«А почему бы и нет?» — дерзкая мысль в ответ на неуемное желание.

Быстро одеться, легко спрыгнуть на землю, пробежать через весь сад по еле заметной, но такой знакомой тропинке, не обращая внимания на мокрую траву, хлестающую по ногам, добраться до самого удаленного уголка. Замереть перед ограждением, прислушаться. Ничего, полная тишина.

И вот она уже на широкой улице, идущей вдоль всего поместья Хьюга.

— Хината? – раздался ЕГО изумленный голос. Где-то совсем рядом. Сердце замерло. Красивый, изящный, высокий силуэт отделился от темноты и шагнул к ней навстречу. 

— Наруто-кун, что ты здесь делаешь? – ворох мыслей пронесся в голове, при этом одна из них все же доминировала: «Он здесь из-за… меня?» Сердце рвалось из груди и его хотелось отпустить, разрешив, наконец, любить, любить как оно требовало, как жаждало… глубоко и свободно, полной грудью…

— Просто шел мимо…

— В три часа ночи?

— Да, – уверенность и спокойствие в его голосе.

От этих слов губы сами собой плотно сжались, а сердце снова закрылось, укутавшись легким холодком.

Наруто сказал первое, что пришло ему в голову. И не смотря на то, что он предпочел, чтоб она не узнала, что на самом деле его привело сюда, это была правда. Он действительно шел мимо, только вот почему-то все его пути всегда вели мимо особняка Хьюга.

Оба молчали, стоя в ненавистной нерешительности, глазами тщательно исследуя темные очертания домов вокруг. Срочно нужен был предлог, повод пойти вместе. Такой, чтоб не выдал немыслимой радости от негаданной встречи, и чтоб не раскрыл страстного желания остаться.

Думалось совсем плохо. Мысли, а точнее их отголоски, совсем запутались.

— Хината, а ты что здесь делаешь? — самое простой и очевидный вопрос сам слетел с губ.

— Собираюсь прогуляться.

— В три часа ночи?

— Да.

Выдумывать что-то не было ни желания, ни возможности. Такой звенящей пустоты в голове еще не бывало.  

— Странно для девушки ночью одной бродить по улицам.

Ну почему, когда горячо желаешь сейчас остаться с ней, а радость из-за счастливой случайности видеть ее, просто захлестывает, ты вот так сухо, по джентельменски спокойно предлагаешь:

— Если хочешь, я могу составить тебе компанию.

В ответ девушка лишь пожала плечами, будто говоря: «Как хочешь». Глядя на нее, Наруто тут же вспомнился вчерашний день… Оказывается, после того как Хината ушла, она сразу нашла Сакуру и сообщила ей, что ОН зовет ее. А когда та пришла и узнала о случившемся, то сначала никак не могла поверить, а потом долго смеялась, доставая все перечисленные Хинатой блюда из холодильника и показывая список, где порученный ему вид работ вообще не значился.

Почему она сделала это? Неужели из ревности? Неужели она ТАК не безразлична к нему?

Горизонт то и дело озарялся вспышками молний, за которыми тут же следовали размашистые удары грома. Ветер дул в спину, заставляя Хинату постоянно убирать с лица волосы, и слегка развивая длинный подол ее платья. Воздуха почему-то не хватало. От каждого порыва ветра хотелось вздохнуть глубже, и от каждого такого вздоха кружилась голова…

— Ветер… — задумчиво произносит Наруто, неожиданно прервав затянувшееся молчание. Он делает еще шаг, разворачивается к девушке лицом и, медленно продолжая идти спиной вперед, говорит,  уже неотрывно смотря на нее, — так здорово стоять где-нибудь на открытом месте, развернувшись к ветру, чтоб он сильно дул в лицо, развевал волосы и, распахнув руки в стороны, словно крылья, закрыть глаза и мысленно уноситься куда-то вдаль.

— Ты помнишь это? – у Хинаты вырвался вздох удивления.

Он повторил почти слово в слово то, что она говорила ему так давно, когда они разговаривали ночью сидя на берегу реки, где-то у границы страны Волн.

Оказалось, что им столько нужно всего обсудить, столько всего хочется вспомнить вместе и, к удивлению, именно то, что у обоих одинаково живо в памяти. И как когда-то они разговаривали, идя по берегу океана, так и сейчас они шли и не могли наговориться. Так хорошо быть вместе. Снова легко и свободно и снова… счастье.

Ветер усиливался, а раскаты грома приближались, становясь все отчетливее. Пустынные улицы Конохи давно остались позади. При вспышки молнии открывался удивительно красивый вид на реку, текущую в расщелине скалы, вдоль обрыва которой вела их тропинка.

— Мне тут подумалось, — Наруто осторожно касается руки девушки, — ведь мы с тех пор больше нормально и не разговаривали…

Склонив голову на бок, он смотрит на нее с непонятной улыбкой, будто любуясь. Почувствовав сильнейшее смущение от этого восхищенного взгляда, Хината отводит глаза.

— Как Сакура и Саске? – спрашивает она, чтобы хоть что-то спросить. Румянец, выступивший на ее щеках, виден даже в темноте ночи.

— Они на миссии.

— Без тебя?

— Я не мог, — он делает шаг ближе, — у меня другое задание, — обнимает ее за талию.

— Какое? – по телу прошла легкая дрожь.

— Это не важно, — сейчас ничего не имеет значение. Наруто чувствует, что совсем теряет голову. Он прижимается к ее лбу своим, продолжая глядеть ей прямо в глаза.

— Надолго? — голос почему-то дрогнул.

— Недели две или три, — он заводит пальцы ей в волосы.

— Почему ты не говоришь какое? Миссия… секретная? — в голосе Хинаты слышится тревога.

Заметив ее, Наруто становится не по себе: надо сказать…

— Нет. Миссия не опасная,  — Хината… чувствовать ее, прикасаться и слышать голос, дыхание, сердце… — Принцессу страны Волн надо сопроводить домой,  –  шепчет он, с трудом собираясь с мыслями.

— Кариоку?

— Да, — она не замолкает ни на секунду, не осознавая, как манят ее губы: чуть приоткрытые и постоянно движущиеся.

— Так ведь она уже давно…

— Она осталась, — он прижимается губами к ее виску, вдыхая пьянящий аромат ее кожи, — завтра отправляется… хочет, чтоб я…

Хината вздрогнула в его объятьях. Ее глаза распахнулись еще больше. Она отстранилась, сделала пару шагом назад, глядя на него глазами полными сумасшествия и непонимания, отвернулась и словно легкая тень скользнула прочь.

Наруто смотрел вслед быстро удаляющейся девушке. Она вот-вот растворится в непроглядной тьме. Ночь окутывала, заставляя себя чувствовать песчинкой в бесконечной темноте. Дышать получалось с трудом. Хотелось взвыть. В бессилие Наруто припал к земле на одно колено. Четкого понимания происходящего не было, но зато было ясное осознание того, что если она сейчас опять уйдет, он не выдержит и просто… сойдет с ума.

— Я люблю тебя! — крик сам вырвался откуда-то из самой глубины и гулким эхом разнесся в ночи. Собственный голос казался чужим. — Хината!

Яркая вспышка света освятила застывшую фигурку. Хината остановилась. Молнии последовал явственный раскат грома. Наруто ждал. Она продолжала стоять, не шевелясь и не поворачиваясь.

Мгновение, и он уже снова стоит рядом. Обрыв скалы так близко, один шаг до пропасти, как и в его сердце. Ветер сильно дует в лицо. Душно.

— Я люблю тебя, — тихо повторяет он, все еще не видя ее лица, не видя ее глаз, не зная, что творится у нее внутри: «Так просто нельзя. Нельзя так долго молчать. Хината! Ну, скажи хоть что-нибудь!»

Хината развернулась резко и неожиданно. Так всегда бывает, чего очень ждешь: случается неожиданно. Она повернулась к нему и сразу потерялась в омутах синих глаз. В них было столько тепла, нежности, море любви, что можно было утонуть…

Потом начался ливень или он был позже… Этого уже никто не помнил. В памяти остались только сильные руки, прижимающие к груди и горячие губы, немного соленые от дождя, который обрушивался потоками, топил, хлестал плечи, лицо, глаза. Но он все равно запрокидывал ее лицо и целовал, целовал,..

Уже сидя под каким-то раскидистым деревом и бережно держа в объятьях свое сокровище, Наруто говорил что-то про просьбу Хокаге, что никто не должен был знать, что он уже сказал им, что не пойдет ни в какую страну Волн, и что пусть они делают что хотят…

Хината смотрела на такое родное, любимое лицо и молчала. С сердца как будто спали оковы, удерживающие его, будто тески, которые столько лет сдавливали грудь, разжались и дали свободу дышать. Сейчас, наконец, можно было позволить себе любить, любить без оглядки, без опасения…

Как же хорошо, что можно уткнуться носом ему в грудь, охватить руками и прижаться сильнее, а он в ответ обнимет тебя крепче, касаясь щекой твоих волос и целуя в висок, продолжит рассказывать как…

— Я люблю тебя.

Парень замер на полуслове.

Она сказала это еле слышно, едва различимо, не дожидаясь, пока он договорит, неожиданно для самой себя. Эти слова, которые столько раз уже хотелось сказать ему, а порой прокричать, наконец, сами сорвались с губ.

Наруто молчал, не смея переспросить и умирая при мысли, что ослышался.

— Я люблю тебя, — теперь ясно слыша, что его сердце колотится не тише ее, повторила она, громче и отчетливее. Чтоб он точно услышал, чтоб не осталось сомнений. 

 

 

Эпилог.

Хьюга Хиаши сидел у себя в гостиной, устало прикрыв глаза и расслабленно откинувшись на спинку удобного мягкого кресла. В одной руке он держал бокал, который был почти полн. В другой руке у него был потертый томик любимых стихов. Изредка поднося бокал ко рту, и отпивая небольшой глоток, он смотрел в книгу невидящим взглядом, потом устало опять откидывался в кресло. Сегодня не читалось.

Так приятно в холодный зимний вечер спокойно посидеть со старым другом у камина, от которого гостиная наполнялась приглушенным мягкий светом, и слушать, как потрескивает огонь и …

Оглушительные взрывы, вдруг раздавшиеся за окном, сотрясали поместье, освещая гостиную ярким светом и не прекращаясь. Ни один мускул не дрогнул на лице легендарного шиноби, лишь по еле заметным признакам можно было заметить легкое раздражение, ну а тот, кто знал его хорошо, мог бы добавить, что он был уже на грани… на любимом домашнем халате красовалось маленькое пятнышко – значит, как не велика выдержка шиноби, а рука все-таки дрогнула.

Хиаши неохотно встал и подошел к окну. Он вздохнул, устало смотря на фейерверк озарявший вечернее небо над его поместьям.

— Надоело, — еле сдерживаясь проговорил он, залпом выпивая бокал, — Надоела ребятня, приносящая любовные письма по поручению своего обожаемого старшего братца, надоело это бесконечное шорканье по саду, надоело делать вид, что я ничего этого не замечаю, надоел этот фейерверк! Когда же он закончится…

— А чего ты хотел, имея такую красавицу дочь? — его друг тоже подошел к окну и в знак утешения положил ему руку на плечо, — подожди, вот подрастет еще Ханаби…