Глава четвертая. История Анаи.

                                                           Смело верь тому, что вечно.

                                                          Безначально, бесконечно,

                                                         Что пришло и что настанет

                                                        Обмануло, иль обманет.

                                                                       М. Лермонтов.

 

        Наверное, вы помните, что в прошлой главе рассказывалось о девочке, которую убили. Так вот Аная и была той самой девочкой из клана Учиха.

       Сначала  все просто думали, что девочка пропала, но в следствии доказали, что это было убийство, а тело девочки так и не нашли, как и убийцу. Вы, наверное, спросите, каким образом пришли в деревне к выводу, что это было именно убийство, а не побег, ведь тела ребенка и самого убийцы нет. Определить это было и, правда, очень сложно, но в деревне уже привыкли к подобному. Элитные ниндзя легко могли убить ребенка и не оставить от преступления следа. Ну и конечно чем идти и искать ребенка намного легче сказать, что его убили. Так вопрос и решился.

       Многие жители деревни сразу поняли, что здесь что-то неладное. Но раз следствие решило, что это убийство, значит это убийство. Оставался только вопрос кто являлся убийцей или заказчиком, и какова была причина этого преступления. Подозрения упали, увы, на два самых могущественных клана в деревне: Учиха и Сенджу.  Вот странность. Зачем этим двум могущественным кланам нужно было убивать восьмилетнего ребенка. Все началось с того, что Аная была дочерью брата главы клана Учиха и сестры четвертого хокаге Минато. В Минато текла кровь клана Сенджу, хоть сам он был Узумаки. А Учихи и Сенджу были врагами друг другу, хоть это не разглашалось. Но народ был не глуп и знал о сложных взаимоотношениях между этими кланами. Дальше все предельно ясно. Учихи могли думать, что с помощью этого ребенка Сенджу за ними шпионят, ведь девочка была в родстве с обоими кланами. А  Учихи точно знали, что за ними вечно наблюдают. Но могла сложиться и другая ситуация, к примеру, если Учихи сделали из девочки шпиона, и она узнала о Сенджу больше, чем следовало бы знать, то ее могли убить и Сенджу.  Но так мог думать только народ ведь он не знал всей истины об этих двух кланах. Да и сами эти два клана не знали истины. Но все они даже представить не могли, как близки и в то же время далеки были от нее.

         Аная была девочкой смышленой, ведь ей приходились выживать среди двух враждующих кланов. Ее не воспринимали ни Сенджу, ни Учихи. Она жила в квартале Учих,  так как носила фамилию отца. Девочка была сиротой. Отец погиб в битве с девятихвостым лисом, а мать умерла от болезни, хотя сама Аная так не считала, может оно и верно, но доказать этого уже никто не мог. Короче говоря, жизнь была у нее не сахар. Сама она ненавидела оба клана. Да и за что их любить, ведь они ее тоже недолюбливали. Обычно эта брюнетка,  с  волосами собранные только в ободок, черными глазами, одетая  в белое нижнее кимоно с гербом клана Учиха на спине, синюю юбку с разрезами по бокам и такого же цвета легенсы (лосины) чуть ниже колена, гуляла и тренировалась одна. Но иногда ей составлял компанию ее кузен Саске. А Наруто о существовании кузины не знал, как не знал, что его отец был четвертым хокаге.

         Ну, как и говорилось выше и кланы, и  остальной народ были близки и далеки от истины. Учихи были правы, за ними всегда вели наблюдение Сенджу, о такой же версии догадывался народ. Ошибались и те и другие, что шпионкой была Аная.  На счет правоты и не правоты Сенджу вы сами поймете ниже.   

         В один прекрасный дань Аная возвращалась домой позже, чем обычно. Уже темнело, а входа в деревню не было видно. По крайней мере, так казалось Анае.

        (Аная)

        Черт скоро совсем стемнеет, тогда будет сложно добраться до деревни. Занесло же меня так далеко. Надо торопиться. Страшно…      

       — Боишься? – Спросил с иронией какой-то мужской голос.

       — К-кто ты, покажись.

       — Значит, боишься. В твоем голосе страх. Хотя ты очень стараешься его не показывать.

Не беспокойся это только генджуцу. Сейчас полдень, —   непонятно откуда возник человек в маске, у которого был открыт только один глаз. – Ты часто говоришь о том, как ненавидишь свой клан. Скажи это правда или это только слова?  

      (Аная)

       Что мне ответить? Что сказать. Я… я дрожу. Что со мной, почему мне так страшно. Он ведь ничего пока не делает, не угрожает. Что же мне надо сказать? Что же он хочет услышать? Кто он? Зачем ему я?

        — Похоже, ты не знаешь что ответить. Что ж не беспокойся, отвечай, как хочешь. Я все равно увижу, соврала ты или нет.

       Все равно узнает, вру я или нет? Стоит ему верить или нет? В любом случае лучше соврать, если он говорит правду, то он все равно меня раскроет. Если же он соврал то, по крайней мере, вероятность того, что он из деревни очень большая. Лучше соврать.

       — Это я сказала на эмоциях. Не воспринимайте всерьез, –  надеюсь я сказала это достаточно уверенно, чтобы не вызвать подозрений.

       — Что ж этот ответ был разумен. Хотя является абсолютной ложью. Но не беспокойся, я не собираюсь тебя убивать. К тебе у меня есть предложение…

 

       Аная уже возвращалась в деревню, уже темнело, правда, темнело. Вот уже вход в деревню и все в порядке. Аная шла дальше. В той части деревни, где она проходила, фонари не горели.  

     (Аная) 

      Странно я раньше не видела этого подземелья. Там кто-то разговаривает.

      —  Итачи, уже скоро придет время решить, уничтожаешь ты свой клан или нет. Времени осталось мало, так что…. Из всей информации, которую ты нам доносишь, ясно видно, что Учихи затеяли войну.

     (Аная)

      Что? О чем они говорят? Уничтожить клан? Война? Стоп. Какая война? И что  Итачи здесь делает?

     — Знай Итачи, времени осталось мало. И еще, разберись с той девочкой…

      Это они про… меня? Почему, почему я стою и не двигаюсь? Почему я просто стою? Ноги не слушаются. Надо убираться отсюда, но почему я стою, п-пр-просто с-стою? Нет, я не хочу умирать, мне надо бежать, БЕЖАТЬ! Я… я  бегу, бегу…     

 

     — Хорошо. Завтра с ней и разберусь. Не думаю, что она кому-то скажет про наш разговор. Да и кто Анае поверит. Она еще совсем ребенок.

     — В любом случае убей девочку, пока она не натворила бед, – ответил голос Данзо.

     — Да, –  вздохнув, покорно, но с разочарованием  сказал  Итачи.

 

      (Аная)

      Что же мне делать? Неужели…. Нет. Надо что-то придумать, но что? Кто мне может помочь, кто? Ну, конечно….

 

      Было еще раннее утро, а в поле, где только начинали раскрываться цветы, уже кто-то был.

      Аная сидела и ждала, ждала своего конца. Но она хотела его как-нибудь избежать. Похоже. Что у нее был хорошо продуманный план.  Безусловно, всю ночь она не смыкала глаз, ведь ей нужен был четко продуманный план, чтобы себя спасти. И все равно ей приходилось надеяться на случай, что все пойдет по ее плану.

 

      ( Аная)

      Сердце бьется так сильно и быстро, еще чуть-чуть и…. Я горю. Страшно жарко и холодно. Такое чувство, что в меня впиваются тысячи иголок. Надо взять себя в руки. Успокоиться. В конце концов, от судьбы не убежишь. но я боюсь, боюсь умереть…. каждый шорох, дуновение для меня все равно, что кинжал в спину. Я не могу, не могу больше ждать…

      Он идет. Я слышу шаги. Остановился. Почему он просто стоит? Может, может это не Итачи.  Может мне, просто показалось…Он, ведь молчит… Значит это просто, просто…

      — Как много ты слышала? – это он это точно его голос. Надо говорить, во что бы то ни стало заставить себя заговорить. Я и не думала, что это, это невероятно сложно.

      — У меня к тебе есть предложение, но оно зависит от того какое решение, Итачи, ты принял, – надеюсь, все будет, так как я рассчитываю.

      — Так ты слышала разговор…. Сделка?

      — Да, но состоится эта сделка или нет, зависит от твоего решения.

      — Ты уже это сказала. Но на какую сделку с тобой можно пойти? Чем ты можешь мне помочь?

      — Какая разница чем. От того, что ты мне просто разгласишь свое решение, убьешь клан или нет, ты ничего не теряешь. У тебя шаренган и поэтому ты сам видишь, никого по близости нет. Ни людей, ни техник. Что ты теряешь?

      — Наверное, ты права ничего. Но я даже представить себе не могу, какая сделка может быть с тобой?

      — Я же уже сказала, все зависит от твоего решения.   

      — Хорошо. Я скажу тебе свое решение. Я не хочу войны.

      — И неужели ты собираешься убить всех, абсолютно всех?

      — Нет не всех. Я оставлю в живых своего брата Саске.

      Что ж пока все идет по плану. Хотя я не думала, что он захочет оставить кого-то в живых. Саске, похоже, тебе повезло, правда, повезло. Но оно и к лучшему. Ты был единственным, кто со мной вообще говорил. Улыбался. Спасибо. Спасибо за все…

      — Итачи сделка состоится. Не думаю, что у тебя был смысл врать. Я могу тебя познакомить с одним человеком. Его имя Мадара Учиха. Он может тебе помочь. Но я сведу вас вместе, только если ты сохранишь мне жизнь.

      — Ну, просто так ты бы сделку мне не предлагала. А на счет Мадары. Неужели он, правда, жив. Да и как ты сама о нем узнала.

      — Просто он узнал, что я не в очень хороших отношениях с кланом. Он попросил меня доставлять ему информацию о внутреннем положении Клана. А в удобный момент ему отомстить. Это очень долгая история. Ты же сам знаешь. Про то, что он был главой клана Учих, что он был убит в битве с первым хокаге.

      — В том то и дело, что он был убит.

      — Да, но это была уловка. Он жив. Следующая с ним встреча будет сегодня в четыре часа дня в лесу.

      — И только ты знаешь, где именно, и только с твоей помощью я смогу с ним связаться. Это все понятно. То, что он хочет уничтожить клан тоже. Но чем именно он сможет мне помочь?

      — Улучшить шаренган. Он говорил, что если я ему помогу, то он скажет, как улучшить шаренган до мангетиума.

      — Улучшить. Вот оно как…. Хорошо. Я пойду на сделку. Но в деревню ты больше не вернешься. Мне надо будет подстроить все так, чтобы все подумали, что тебя и вправду убили. Остальное, твои проблемы.

      — Хорошо.

           Сделка состоялась. Итачи встретил Мадару. А Мадара с радостью оказал Итачи помощь. Итачи сказал Данзо о том, что избавился от девочки и оставил от убийства и следа. Данзо в следствии сказал, что убийца мог быть элитный ниндзя и что он запросто мог не оставить улик. А если девочка сбежала, то это ее проблемы. Таким образом, все решилось очень быстро и без лишнего шума.

      Клан Учиха снял подозрения с Анаи и стал искать другого шпиона. Но долго искать семье злоумышленника  не пришлось. Скоро пришла к Учихам самая страшная расправа. Жестокая и кровавая.

 

      А вот на счет Анаи… то мы с ней еще встретимся.