Предупреждения: возможно ООС персонажей и инцест в легкой форме.
От автора: Много выдуманного про клан Хьюга и его представителей. Данный фанфик никак не учитывает последние события манги.
Дисклеймер: все персонажи из «Наруто», которые принадлежат Масаси Кисимото

 

Глава 1. Побеждая чувства

 

Кунай с молниеносной скоростью рассек воздух и, пролетев несколько метров, вошел в дерево по самую рукоять. Метнувший его шиноби тяжело дышал. Вот уже несколько часов он провел в лесу, тренируясь без остановки. Однако физическая нагрузка не принесла желаемого результата: сейчас ему нужна была совсем другая разрядка.
«Так больше не может продолжаться», — думал Неджи Хьюга, продолжая отрабатывать приемы.
Он ожидал, что небольшая разминка поможет ему отвлечься. Но его мысли снова и снова возвращались к событиям этого утра.
«Я чуть не поцеловал ее. Идиот! Еще немного, и она догадается. И что тогда? Она никогда не ответит на мои чувства. Узнав о них, она, скорее всего, станет жалеть меня, — думал Неджи, выплескивая свое негодование на бедное дерево. — Жалость?! Нет, мне не нужна ее жалость!» — пронеслось у него в голове.
Очередной удар был настолько мощным, что корни дуба приподнялись над землей. В последние дни Хьюга не узнавал себя. Вот уже несколько недель он продолжает внутреннюю борьбу. Борьбу с самим собой. Борьбу с судьбой, в которой, он знал, ему не быть победителем. Давным-давно он принял решение и, казалось, успешно следовал своему выбору. А теперь…
Семья. Семья, к которой он принадлежал, не оставляла возможности выбора. Он должен соблюдать правила, он должен подчиняться. Неджи дотронулся до повязки, скрывающей ненавистную печать. У него нет выбора. Судьбу не изменить. Только смерть может избавить его от семейного проклятия. Но он не может умереть. Пока у него есть, кого защищать, он не собирается столь легко прощаться с жизнью.
Но также он не хотел передавать свою судьбу наследникам. Неджи не хотел заводить детей. Его ребенок будет вынужден носить печать повиновения. Что бы он ни делал, как бы ни старался – он всегда будет оставаться в тени. Неджи не позволит подобному случиться. Лучше оставаться одному.
Так он считал, но зарождающиеся в его душе чувства не желали подчиняться разуму. Они отвергали всякую логику, и каждый раз, когда любимая оказывалась рядом, предательский голос внутри него говорил:
«Вот же она, совсем рядом, стоит лишь протянуть руку, и ты сможешь коснуться ее!»
В сотый раз проклиная судьбу, Неджи наносил удар за ударом.
Любовь, ярость, ненависть – он почти перестал отличать одно от другого. Все его чувства смешались, став единым целым.

Из-за деревьев за представителем побочной ветви клана Хьюга наблюдала девушка. Ее волосы, как всегда, были сложены в две причудливые шишечки, за спиной был пристегнут свиток.
«Почему он здесь?» — Тен-Тен никак не могла понять, что тревожит ее напарника.
Она обвела взглядом поляну. Везде было разбросано оружие. В последние дни он стал каким-то другим. Внешне он сохранял привычную холодность, но в душе парня переполняли эмоции.
«Кажется, только я это заметила, — размышляла девушка. — Ли с Гаем-сенсеем никогда ничего вокруг себя не замечают. Все твердят про свою силу юности».
Девушка улыбнулась и снова посмотрела в сторону Хьюги. Столько лет сражаясь бок о бок с Неджи, она успела хорошо изучить напарника. Но, несмотря на это, он всегда оставался для нее загадкой.
«Когда-то я даже была влюблена в него», — думала куноичи.
Но эти дни бесследно миновали. Чувства не умерли, нет. Просто она похоронила их глубоко внутри себя и приказала им больше никогда не выходить на поверхность. Теперь они – всего лишь друзья. Напарники, союзники. И больше ничего.
«Ну и хорошо, так проще. И ему, и мне! Он слишком хорош для меня. Недостижимый идеал. Сильный, смелый, талантливый… и холодный. Его сердце сковано льдом, растопить который нет никакой возможности».
Тен-Тен закрыла глаза и прошептала:
— Если бы только…
Шатенка потрясла головой, отгоняя ненужные мысли.
 «Хватит думать об этом. Я только мучаю себя. Я же обещала себе, что обязательно стану счастливой. Встречу хорошего парня, выйду замуж. У меня будут дети. Большая семья, о которой я всегда так мечтала. Никогда, больше никогда я не буду одна».
С этими мыслями девушка, бросив последний взгляд на поляну, ушла. Прочь от Неджи. Прочь от мечты, которой не суждено сбыться.

Огромная территория клана тянулась почти от самого центра Конохи до западной окраины деревни. Этот квартал можно было сравнить только с территорией клана Учиха. Но Учихи исчезли уже больше десяти лет назад. Говорили, что они были величайшим кланом в истории деревни, Скрытой в Листве. Но он исчез, просто испарился, перестал существовать всего за одну ночь. Предательство, простое предательство одного человека. Как бы силен он ни был, он был всего лишь одним из членов клана Учиха. Как же можно после этого называть клан величайшим? Хьюги всегда презирали Учих и свято верили в предание, повествующее о том, что клан Учиха произошел от Хьюга. Но это – лишь догадки и предположения, лишь надписи, стертые временем. Как бы там ни было, клан Хьюга процветал, а клан Учиха почти уничтожен. Из них остался лишь один человек. Клан Хьюга теперь – сильнейший в стране Огня, и в этом нет сомнений.
Прогуливаясь по этому району можно было встретить представителей самого клана. Истинные Хьюги – их сразу видно издалека: гордая и идеально прямая осанка, уверенный шаг, светлые просторные одежды. Весь облик будто подчеркивал их происхождение. Темные традиционно длинные волосы, аристократичные черты лица, холодный взгляд. Все это было неотъемлемой частью человека, обладающего честью называть себя Хьюга.
Простого человека, столкнувшегося лицом к лицу с представителем клана,  бросало в дрожь. Чего только стоят эти почти белые глаза без зрачков. Бьякуган – сильнейшее оружие Хьюг. Тайна, тщательно охраняемая на протяжении многих поколений. Бьякуган известен во всех пяти Великих Странах Шиноби и даже за их пределами. Многие пытались и пытаются до сих пор заполучить его секрет. Но отважившиеся на это глупцы погибали один за другим, платя собственными жизнями за подобную дерзость. Ибо невозможно пробить столь идеальный круг защиты.
Величие, которому можно только позавидовать, сила, которой можно только восхищаться. Все идеально снаружи. Все идеально для окружающих, и только так должно быть. Хьюги не сомневаются никогда и ни в чем. Порой кажется, что они не зависят от окружающего мира. У них есть свои законы, которым беспрекословно подчиняются все члены семьи. Неповиновение жестоко карается.
Закон, традиция, свято чтимые обычаи соблюдаются столетиями. Главы великого клана год за годом пристально следят за их исполнением. Совет Шести Старейшин помогает им в этом. Остальным не нужно думать – все решает в их жизни клан и судьба. Судьба, в которую Хьюги привыкли верить и почитать, словно божество. Все идеально для тех, кто не связан с кланом: все идеально, клан Хьюга – совершенство.
Казалось, такой порядок вещей может существовать вечно. Но клан переживал не лучшие времена.
В просторной комнате, напоминавшей скорее тренировочный зал, чем место сбора Совета клана Хьюга, за длинным низким столом сидело семь человек. Все мужчины, включая самого главу – Хиаши, сидели на полу, положив ноги под себя и гордо выпрямив спины. На столе лежало несколько раскрытых свитков, но на них никто не обращал сегодня внимания. По серьезным взглядам мужчин, по их иногда излишне резким движениям можно было сказать, что они уже довольно долго не могли прийти к взаимному согласию по одному важному вопросу. Сейчас в помещении повисло гробовое молчание, люди сидели почти неподвижно, и со стороны их можно было принять за восковые фигуры. Все ждали, что скажет глава клана. Хиаши медленно закрыл глаза. Этот вопрос больше нельзя было откладывать. Время пришло.
— Я не буду пренебрегать вашим мнение. И выслушаю каждого, — медленно проговорил Хиаши, продумывая каждое слово. — Хароку-сама?
Тот, к кому обратился глава клана, был самым старшим и уважаемым из присутствующих. Длинные уже давно седые волосы были подвязаны черной лентой. Хароку Хьюгу боялись и уважали одновременно. Он был справедлив, легко видел чужую ложь и потому был опасен. Единственное, что еще спасало его от убийства, – это старость. Враги считали, что не стоит рисковать. Старик, как им казалось, не протянет слишком долго.
Хароку развел свои сухие длинные пальцы и начал говорить, при этом внимательно  рассматривал каждого, словно коршун, искавший свою жертву:
— По закону главой клана должна быть Хината-сама. Но судьба не наделила девушку ни здоровьем, ни силой, которые могли бы сделать ее достойной наследницей. А вот Ханаби-сама намного способней: в пятнадцать уже стала джоунином… — старик остановился, немного задумавшись. — Я думаю, что Ханаби сможет стать достойной главой и следовать нашим законам и традициям.
Хароку закончил: он не имел привычки говорить слишком много и долго, он предпочитал слушать. Старый Хароку знал, что за каждое слово можно поплатиться.
Следующим говорил Хитару. Он был самым близким родственником отца наследниц в главной ветви клана, исключая, конечно, дочерей Хиаши.
— Хината и Ханаби – прямые наследницы. Это правда. Но во главе клана Хьюга женщинам не место. Нашим кланом ни разу не управляла женщина. Я думаю, в главной ветви достаточно сильных молодых людей… — начал Хитаро Хьюга.
— Это невозможно. Закон ясно гласит, что первый ребенок наследует место главы клана. С Хинатой-сама необходимо больше заниматься. Девочка наивна, но она умна, настойчива и быстро всему научится, — остановил Хитару его старший двоюродный брат по отцу – Тендору. — А если ты говоришь о сильных представителях, то самый сильный – сын Хизаши, Неджи. В четырнадцать уже стал джоунином – он был талантлив с рождения.
Хитару недолюбливал Тендору. У первого было двое сыновей, которые были довольно сильными, но рамки клана не давали им пройти дальше, чем в совет старейшин. Он давно готовил для старшего сына место главы клана или хотя бы женитьбу на одной из дочерей Хиаши, что в дальнейшем сможет сделать его внуков наследниками. У Тендору же была только дочь, и поэтому Хитару считал, что брат завидует ему и вставляет палки в колеса, мешая достичь его давней мечты – управлять делами клана.
Мнения разделились: кто-то требовал подчиниться традициям и закону и сделать Хинату наследницей. Тору, крепкого телосложения невысокий мужчина, надеялся, что доброй и наивной девушкой можно будет легко манипулировать. Сатору, его друг и товарищ, был согласен со стариком Хароку. Он был убежден, что Ханаби намного больше подходила на роль наследницы. Оставшийся Хироши пока молчал, обдумывая, чью сторону будет выгоднее принять. Исход этой «битвы» неясен, а ему нужно было знать наверняка. Этот человек с угловатым лицом и единственный здесь с коротко подстриженными волосами не любил рисковать.
Хиаши молча слушал мнения своих подчиненных, которые уже были готовы перерасти в споры. Одна из его дочерей должна будет принять участь его брата – Хизаши. И этого не изменить: так всегда было в семье Хьюга, чтобы избежать переворотов и восстаний внутри клана. Наследник должен быть один, другие носили печать повиновения. Любое сопротивление со стороны другого претендента означало смерть в адских муках. Хиаши никогда не испытывал этой боли, но еще с детства он помнил крики своего уже давно мертвого дяди, который пошел наперекор его отцу. И теперь эти муки будет испытывать его дочь. Ему придется сделать выбор. И Хиаши сделает его. Он сделает все, что угодно, на благо семьи. Клан Хьюга будет существовать вечно.

Сама же виновница столь буйных дискуссий сейчас копошилась в саду. По небу над Хинатой плыли пушистые облака, иногда спасая от нещадно палящего солнца. В воздухе стояла невыносимая духота: в Конохе давно не было дождя. Девушка пересаживала из небольшого кашпо светло-зеленые ростки цветов. Они были очень редки в этих краях и радовали цветением всего несколько дней, при этом требуя тщательной заботы. Но это стоило того: они были прекрасны. Нежные, словно шелковые, фиолетовые лепестки, изогнутые в причудливой форме. Ей принес эти семена Киба из страны Рисовых Полей.
Сегодня был хороший день: ни тренировок, ни миссий. Только одно мучило в этот день юную Хьюгу. Сегодня решались две судьбы, а точнее, даже судьба целого клана. Хината знала, что до сих пор старшины не могут решить, кто будет главой: она или Ханаби. Сегодня их пути разойдутся навсегда. Может, они с сестрой даже станут врагами. Каким бы ни было решение, жизнь не сулила ничего хорошо. Одна из сестер навсегда покинет главную ветвь и превратится в слугу. У кого-то на лбу выжгут печать, до конца дней делающую из человека раба. Хината сажала цветы, лишь бы занять себя чем-нибудь, потому что бездействие только еще больше угнетало.
На глаза наворачивались слезы. Ей было ужасно плохо, а сердце разрывалось на куски. Девушка всегда знала, что этот день настанет, но до сих пор не верила в происходящее. Она не сказала никому из своей команды, по какой причине не может сегодня прийти на тренировку. Киба и Шино были слишком добры и стали бы волноваться за нее. Девушка думала, что стала намного сильнее. По крайней мере, так ей казалось до сегодняшнего дня.
Исход этого дня изменит жизнь ей и ее младшей сестре. Они никогда не были близки с Ханаби. Младшая наследница презирала Хинату, как и все в клане. Единственной поддержкой в доме стал для нее Неджи. Он хоть и был излишне холоден, но его еле уловимая улыбка и тихий голос согревали ее и спасали от презрения и одиночества. А еще Наруто…
Ради него она будет сильной. Она примет любое решение и покорится судьбе. Наруто… Теплый взгляд его голубых глаз Хината всегда хранила в своем сердце. А когда становилось тоскливо, просто смотрела в небо – в небо, так напоминающее его глаза. И улыбалась. Она восхищалась и любила Наруто. И часто в своих мыслях благодарила его за то, что он помог ей стать сильнее. Он поможет, она верила, он поможет ей пережить эти часы. Даже если он сейчас далеко, только одна мысль о нем грела сердце.
«Интересно, где он сейчас? — думала девушка. — Наверное, учит какую-нибудь новую сложную технику. Или выполняет опасную миссию. Или спасает своего друга – Саске».

На открытой тренировочной площадке Ханаби разбивала руки в кровь. Удар за ударом. Тяжелые алые капли медленно падали на землю. Девушка почти не чувствовала боли. В данный момент даже физическая боль не могла перекрыть душевную.
Всегда уверенная в себе девочка волновалась. Почему же они так долго? Она посмотрела на небо: солнце уже прошло половину своего дневного пути. Ожидание казалось вечностью.

День уже клонился к вечеру, когда Неджи постучал в дверь главного особняка поместья Хьюга. Дом его дяди, принадлежащий главной ветви клана. Дом, столь ненавистный ему. Будь его воля, он бы никогда не переступал его порог. Но сейчас для Неджи было важнее увидеть Хинату.  В последнее время он особенно волновался за сестру. Недавно Ханаби стала джоунином. Давление главы клана на Хинату стало в несколько раз сильнее. А теперь еще и старейшины требуют назвать наследника. Войдя в дом, парень хотел сразу же направиться в комнату Хинаты, но остановился, увидев мужчин, выходивших из зала Совета.
Неджи тихо стоял у входа, застыв в почтительном поклоне. Никто, казалось, не обращал на него внимания. Последним шел Хиаши. Совет старейшин так и не пришел к единому мнению, поэтому глава клана перенес собрание на вечер. Ему нужно было подумать.
— Неджи, сегодня тренировки не будет, — сказал глава клана, увидев племянника.
Неджи ответил ему поклоном в знак приветствия и примирения с его решением. Во дворе перед залом стояли дочери Хиаши. Ханаби в испачканной кровью одежде и Хината, у которой все руки были в земле. Они молча смотрели на главу клана. Старшая сестра – чуть испуганно, немного краснея от пристального взгляда отца. Вторая – более вызывающе, в ее взгляде чувствовалась сила, но эмоции у этой молоденькой девушки били через край. Страх и что-то еще. Хиаши не стал разбираться, что именно. Глава клана перевел взгляд на племянника.
— Жалко, что ты не мой сын, Неджи… — устало сказал старший Хьюга. — Все было бы намного проще…
Хиаши еще раз посмотрел на дочерей и, повернувшись к ним спиной, стал удаляться. Глава великого клана наконец принял решение. Неджи посмотрел вслед дяде и потом перевел взгляд на сестер. Ханаби так и смотрела вслед отцу. Хината взглянула на Неджи и, поймав его взгляд, грустно улыбнулась. Ханаби перевела взгляд на Хинату и Неджи. Они так и стояли, глядя друг на друга и не зная, что сказать.
«Все будет хорошо, Ханаби, Неджи-нии-сан…»
«Хината-сама, судьба не будет так жестока с Вами…»
«Отец, чего же ты ждешь?..»

 

Глава 2. Затмение

Солнце скрылось слишком внезапно. Казалось, еще секунду назад оно наполняло деревню мягким светом, но вдруг исчезло. Тяжелые тучи нависли над Конохой, не оставляя ни единого шанса золотистым лучам проникнуть сквозь зловещий сумрак. Резкие порывы холодного ветра срывали листья с деревьев и поднимали вверх дорожную пыль. Яркая вспышка молнии на краткий миг озарила все вокруг, после чего деревня вновь погрузилась во мрак. Мгновение давящей тишины, и затем словно весь мир содрогнулся от раскатов грома. Столь мощных, что кажется, будто даже каменные глыбы с изображениями Хокаге не устоят – рассыпятся в пыль. Буря. Беспощадная, сносящая все на своем пути, не знающая преград. Великолепная и ужасная в своем могуществе.
Буря настигла команду Гая в пути. Неджи не хотел уходить на миссию. Только не сегодня. Именно сегодня решалась судьба главного наследника клана. Сегодня решалась судьба Хинаты. Он не хотел идти, но Хокаге настояла, а сейчас уже слишком поздно поворачивать обратно. Неджи раздирали противоречивые эмоции. Он хотел защитить сестру, поддержать ее, протянуть руку помощи. Но в то же время ему хотелось быть как можно дальше. Руки джоунина сжались в кулаки.
Недавно начавшийся дождь мгновенно промочил одежду. Не спасали даже плащи: они лишь развевались на ветру, делая передвижение еще более затруднительным. Ноги скользили по мокрым веткам, капли воды застилали глаза. Даже с бьякуганом разбирать дорогу было тяжело. Неджи посмотрел на товарищей. Ли был, как всегда, бодр и целеустремлен. А вот Тен-Тен уже совсем выбилась из сил. Дождь усиливался с каждой минутой.
— Гай-сенсей, — крикнул Неджи, — нужно сделать привал!
Они остановились под деревом с большой раскидистой листвой, настолько плотной и густой, что под ним можно было укрыться от дождя. Неджи спросил Гая о цели и задаче миссии и, услышав, что им придется разбираться с шайкой ниндзя-самоучек, терроризирующих несколько небольших деревень на берегу моря, был разочарован. Хьюга надеялся, что эта миссия отвлечет его от его мыслей. Но все было слишком просто: Хокаге, как всегда, перестраховалась. Тсунаде последнее время отпускала своих людей из Листа только в том составе, которому была не страшна встреча даже с представителями организации Акацки. Многие из старого состава были уже мертвы, но их лидер набрал уже других беглых ниндзя. Многие страны по-прежнему с ними боролись, но пока безрезультатно. Они снова засели в тень, плетя свою паутину и ожидая подходящего момента, как старый паук. Неджи очень жалел, что его не отправили сражаться с ними, а вместо этого они идут на простую миссию, которой ни его тело, ни разум не дадут полностью поглотить себя.
Сенсей все рассказывал ему неважные детали этой миссии, периодически вставляя в монолог свою жизненную философию. Ли даже здесь устроил тренировку и, повиснув вниз головой на ветке дерева, качал пресс. Хьюга взглянул на последнюю представительницу команды. Девушку трясло от холода. Она вымокла больше других. Хьюга снял свою рубаху и протянул ее девушке, при этом не сказав ни слова.  Тен-Тен хотела отказаться, но понимала, что это бесполезно. Она всегда слушалась его, всегда принимала его планы действия, всегда, когда возникали споры между Ли и Неджи, она вставала на сторону обладателя бьякугана. Она привыкла ему подчиняться, так как считала его совершенством. И сейчас Тен-Тен его послушалась. Она зашла за огромное дерево, под которым они пряталась от дождя. Этого векового гиганта могли обхватить, взявшись за руки, только человек пять. Неджи встал к ней спиной, и она подала ему сначала мокрый плащ, потом футболку. Куноичи не стеснялась: она знала, что Неджи не обернется. Он никогда бы этого не сделал: Неджи был слишком вежлив, но девушка иногда хотела, чтобы он обернулся и увидел ее именно в таком виде. Может, он, наконец, обратил бы внимание на нее, только взглянув на прекрасную фигуру куноичи. И сейчас она смотрела на мокрые волосы напарника, на его гордую осанку. Девушка надевала рубашку, еще хранившую аромат его тела, и все не могла оторвать от него взгляда. Широкая обнаженная спина, по которой скатывались капельки воды с его волос. Короткий миг, когда она сможет так рассматривать его, короткое мгновение, когда они так близко. Куноичи уже туго завязывала пояс вокруг талии.
— Все, — радостно сообщила она. — Спасибо, Неджи.
И холодный понимающий взгляд был ей ответом.

Как и предполагал Неджи, миссия оказалась слишком простой для уровня их команды. Они справились с ней всего за день, и то большую часть времени потратили на поиски бандитов.
 Но прошло уже целых пять дней. Неизвестность. Как же он ненавидел неизвестность. Все, завтра они отправятся обратно.
 «Но как пережить эту ночь?» — спрашивал себя шиноби.
Неджи Хьюга уже несколько часов бродил по берегу моря. Его беспокойство росло с каждой минутой. Погрузившись в свои мысли, он не замечал, как мимо него прошла парочка влюбленных, как с диким криком поднялась в небо стая чаек, как раскаленное солнце коснулось кромки воды и, казалось, зашипело, опускаясь за горизонт. Он все шел. Не разбирая дороги, не осознавая, что давно наступила ночь.
Все напоминало ему о доме. Даже ночь.
«Она подобна южной ночи. Иссиня-черные волосы цвета ночного неба, светлые глаза, сияющие ярче любых звезд», — Неджи обратил свой взгляд в небо.
— Неджи, — позвала девушка.
Ее голос звучал очень тихо и почти сливался с песней ветра, развевающего ее распущенные волосы.
В эту ночь Тен-Тен не могла уснуть. Раньше проблем со сном у нее не было: она всегда засыпала первой, с наслаждением погружаясь в царство грез. Но сегодня все было иначе. Неджи все не возвращался. Из соседней комнаты временами доносилось бормотание:
«Сила юности… Гай-сенсей, подождите меня…»
«В этот раз я выиграю, Какаши!»
Пролежав в постели около часа,  куноичи оставила бесполезные попытки уснуть. Одевшись, она тайком выбралась из гостиницы и отправилась на поиски Хьюги. Тен-Тен не имела ни малейшего понятия, в какую сторону он мог отправиться. Но сегодня, казалось, что-то ведет ее, показывает нужное направление. Наконец, она увидела одинокую фигуру мужчины, сидящего на берегу.
— Неджи?!
Он не слышал ее: казалось, они находятся по разные стороны реальности.  Она кладет свою руку ему на плечо.
Хьюга поворачивается к ней лицом, но смотрит словно насквозь.
— Неджи! — громче позвала девушка.
Его взгляд постепенно сконцентрировался на стоящей рядом куноичи.
— Что-то случилось? — спросила шатенка.
Он молча помотал головой и вновь устремил свой взгляд в бескрайнее небо, усыпанное миллиардами звезд.
Тен-Тен чувствовала его боль, его одиночество. Казалось, он все больше погружался в пустоту, откуда не было выхода. Девушка хотела отвлечь его, переключить его внимание.
— Какая прекрасная луна, — ее голос дрожал.
— Луна? — сказал Неджи, словно удивившись ее словам. Он явно не собирался продолжать разговор.
Но Тен-Тен не сдавалась.
— Сегодня она так близко: кажется, будто, протянув руку, ты сможешь коснуться ее.
Неджи вздрогнул и, посмотрев на девушку, тихо ответил:
— Она слишком далеко.
— Возможно, но она дарит свет блуждающим во тьме.
— Она не может иначе. Луна всегда будет сиять в ночи, это – ее предназначение. Даже если она захочет, она не сможет поменяться местами с солнцем. И вынуждена вечно оставаться в его тени.
— Но она всегда рядом, пусть и незримо для него самого, — продолжила девушка, думая про себя: «Так же, как и я: я всегда буду рядом».
— Они никогда не будут вместе потому, что им не суждено встретиться. Два светила не могут соединиться.
— Нет? — спросила девушка. — А как же затмение?
— Затмение – короткий миг, оставляющий после себя лишь пустоту и не значащий ничего!
Неджи резко поднялся. Он сам не мог понять, почему его сердце вдруг заныло сильнее, чем раньше. Боль сводила с ума. Боль, с которой он жил долгие месяцы, подавляя свои желания.
Тен неожиданно схватила его за ворот рубашки и, заставив посмотреть в свои глаза, сказала:
— Не правда! Для того, кто ждет, мгновение покажется вечностью.
В ее глазах застыла решимость. Ее голос звучал столь уверенно. И Неджи захотел поверить, поверить в невозможное. Сейчас ему, как никогда, нужна была поддержка. Забыться, пусть даже ненадолго. Одним движением он привлек девушку к себе и приник к ее губам. Казалось, она стала для него той соломинкой, за которую отчаянно хватается утопающий. Его руки скользили по ее спине, поцелуй становился все глубже, интимнее. Тен-Тен слегка отстранилась.
— Остановись, Неджи. Ты ведь не любишь меня?!
Хьюга зарылся рукой в ее волосы. Другая рука крепко держала ее за талию. От девушки исходило живительное тепло, в котором он так нуждался. Сейчас он не может отпустить ее. Слишком долго подавляемые эмоции требовали выхода.
— Ты нужна мне, — прошептал он, вновь привлекая Тен-Тен к себе.
Она больше не сопротивлялась.
«Хорошо, Неджи, если я могу помочь тебе, подарить мгновение счастья, пусть даже всего на одну ночь, пусть даже наутро я пожалею об этом, мне все равно. Я не буду останавливать тебя, ведь я люблю тебя. Все еще люблю и буду любить всегда», — Тен-Тен так и не произнесла эти слова вслух.
Вместо этого она крепко обняла любимого, стремясь оградить его от остального мира. Ее губы раскрылись навстречу его губам. Голос разума постепенно умолк.
Лишь одна ночь разделяла прошлое и будущее. Лишь один краткий миг, когда два сердца бьются, как единое целое, когда не имеет значения, кто он и кто она. Когда руки скользят по разгоряченной коже и языки переплетаются в захватывающем танце страсти…

…Но вот первые лучи солнца беспощадно врываются в этот мир, разрушая магию ночи. И уже четко видится реальность. Реальность, которая приносит лишь боль и отчаяние. Неджи сидел рядом со спящей девушкой, обхватив голову руками.
«Что я наделал? Тен-Тен, почему, почему ты не остановила меня?» — думал он.
Хьюга резко поднялся и посмотрел на напарницу.
«Почему именно ты? — угрызения совести раздирали его сердце на части. — Ты всегда была мне верным другом. Я никогда не хотел причинить тебе боль. Но сейчас это неизбежно. Ты ведь знала это? Знала, но все равно…»
Неджи закрыл глаза. Он сделал несколько шагов в сторону, но остановился. Уйти было слишком тяжело. Хьюга повернулся и, подойдя к мирно спящей шатенке, укрыл ее своей рубахой. Судьба снова смеется над ним. Прошло несколько минут, а может быть, часов. Парень не двигался. В его голове прокручивались возможные варианты.
Тяжелый вздох и слова – жестокие слова, определяющие их будущее:
— Прости, Тен-Тен, я не могу!
И, в последний раз посмотрев на девушку, он ушел. Ушел, больше не оборачиваясь.