Хао Глоу. Глава 3.

 

Через пять дней территория леса и ближайших поселений была полностью оцеплена. Таких крупномасштабных действий давно уже не наблюдалось в этой стране, за исключением давнего столкновения в одном из городов кланов Учиха и Сенджу. Во временные лагеря по приказу дайме были введены все кланы шиноби в стране, лучшие ученые группы и исследователи.

 

Седьмой день оцепления.

— Почва какая-то вязкая,- пониженный голос донесся из темноты.- Это из-за воздействия?

— У вас из-за этой научной бредни точно мозги съехали. Сколько дней шел дождь? Может быть просто из-за воды, а?- издевательски отвечал ему другой.

— А может быть оставим это все на потом и займемся делами?- предложил женский.

Группа людей из шести человек в странных скафандрах, с объемистыми сосудами за спинами пробиралась через туманный пустой лес. Именно пустой, потому что за четыре с половиной часа ходьбы они не встретили ни одного жителя, ни разу не видели ни одного животного, даже не слышали пение птиц. Листья, посеревшие, опали и теперь обильно хрустели под ногами шагающих на ряду с сухой травой того же цвета. Голые ветви деревьев вызывали уныние, хотя в этом месте его и так было предостаточно.

— Напомни-ка мне, что мы здесь забыли?- попросила женщина, перешагивая корень.

— Час назад группа, отправленная на утреннюю процедуру, сообщила о странной находке,- монотонно произнес парень, хотя скорее мужчина.- После этого связь прервалась, мы не знаем, что они нашли, поэтому меня и отправили вместе с вами – на случай опасности.

— Да уж, а иначе шиноби тут и делать-то нечего,- усмехаясь, сказал второй.- Удивлялся еще, зачем ты пошел.

— Дальше удивляйся,- съязвил в его сторону ниндзя.- Если вдруг что-то непредвиденное случиться, я в первую очередь спасу даму, а тебя здесь оставлю, наслаждайся.

— Эй, я не хотел тебя обидеть,- поспешил заверить ученый.

 

Беспросветная жизнь в душной палатке в течение недели разозлит любого, никто уже не замечал, какие все стали дерганные в этом лагере. Группы отправлялись на территорию заражения по определенному графику: одна утром, вторая днем, еще одна вечером и последняя ночью. Причем ни одна не могла выдвинуться, пока не вернется предыдущая.

Ученые изучали все доступные материалы, такие как остатки разложившихся зверьков или просто опавшая кора деревьев. На второй день дневная группа вышла в лесную деревню. Люди умирали везде, на улице, в домах, некоторые даже плавали на поверхности реки. Выносить их или трогать не решался никто. Опасность этого еще не учли в докладе, предоставленном каждому в день прибытия. Ограничились лишь тем, что соскребли слюнные выделения с нескольких трупов и удалились, ничего так толком и не сделав.

Исследователям не понадобилось много времени, чтобы обнаружить причину смерти. Это был Вирус. Причем, такой, с каким никто до этого ни разу не сталкивался. После этого начали разводить руками, кто мог понять, откуда он здесь вдруг появился? И если бы все это время внятно внимающий всю полученную информацию наблюдатель, посланный самим дайме, не сообщил новость своему господину, то все так бы и не сдвинулись в мертвой точки.

Найти виновного в появлении вируса было более чем легко. Гениальный ученый Хао Сачио отбывал свой срок в тюрьме. С легкой руки дайме был написан указ о его освобождении. Мало, кто может догадаться, в чем было дело. Еще недавно получивший пожизненный срок, сильно исхудавший и ослабший человек преклонного возраста, сейчас проходил полное медицинское обследование у самых лучших врачей столицы. После этого его привели непосредственно к правителю на диалог. Который не занял много времени, но прямо повлиял на завершение поиска виновного в распространении этой заразы. Даики Мацушимо был казнен на следующий день, а профессора Хао отправили в тот самый лагерь, однако как военнопленного.

— То есть, вы смогли убедить дайме, что вина в случившемся полностью лежит на господине Даики, преданном слуге правителя?- с легким смешком в голосе спросил худой брюнет в очках, сидящий напротив старика и записывающий весь их предыдущий разговор в деле.

— Вы намекаете, что вина лежит на мне?- улыбнулся Хао. Его отросшие седые волосы спадали на все еще бледноватое лицо, но глаза светились жизнью. Наручники звякнули, когда он сделал жест руками.- Я предупреждал этого человека. Предупреждал еще в ту ночь, когда он так небрежно решил избавиться от моих творений. Небрежно. Мне нужно было еще два дня на работу и я бы предоставил дайме рабочий образец с полной дееспособностью. Обезопасить его не было бы затруднительным, если бы не вмешательство.

Пять долгих часов нудной ходьбы измотали всех до предела. Одежда была достаточно громоздкой, а контейнеры за спинами то и дело свисали в стороны, и приходилось их поправлять. Но они знали цену происходящего, в конце концов, не каждый день в этом однообразном аде случаются открытия.

— Все это время, пока мы говорили, вы выглядели очень довольным,- осторожно начал парень, слегка опустив веки глаз.- Не скажите чем именно. Может тем, что ваше детище выжило так сказать и теперь грозит катастрофой всей стране?

— Нет, что вы! Конечно, нет!- засмеялся Хао. В первый раз за все время, проведенное в лагерной клетке.- Просто мне смешны все ваши попытки его уничтожить. Дали бы вы мне время на завершение работы, и ничего этого не случилось бы. Теперь бесполезно уже что-либо предпринимать. Хао Глоу нужно было начать контролировать с самого начала, но вы дали ему возможность распространиться дико и необузданно. Теперь же спустя это долгое время он полностью заполнил этот лес и всю близлежащую территорию. Он освоил новую среду и синтезирует себя беспрепятственно, эволюционируя в свой более совершенный вид каждую минуту. За такой срок его структура уже должна была перейти на уровень адаптации. Какие бы химикаты или лекарства вы не придумывали, при малейшем контакте с ними он полностью аннулирует все возможные негативные воздействия в свою сторону. Поздно что-либо делать, слишком поздно…

Хао с легкой обреченной улыбкой расслабился на стуле.

Нет, это было невозможно. Но все же было. Перед исследовательской группой стояли их утренние предшественники. Все живые и здоровые в тех же скафандрах, что и они. Но потрясло их не это.

Позади них на прямоугольном булыжнике сидел человек. В одних серых штанах. Седые волосы были связаны на затылке в длинный хвост, а на небритом лице отросли длинные бородка и усы. У него был здоровый цвет кожи, крепкое и довольно мускулистое тело. Казалось, что, не смотря на возраст, оно прослужит своему хозяину еще лет пятьдесят.

— Знакомьтесь,- предложил один из первой группы.- Тобимару Фуума, выживший в эпицентре эпидемии.

— Здрасте,- все еще не веря своим глазам, тихо произнесла девушка.

— Фуума? Ты шиноби?- поинтересовался второй ниндзя.

— Да, несуществующего клана,- закрыв глаза, сказал старик.

 

Десятый день оцепления.

Пасмурное небо. Слякоть на земле. Казалось бы, настроение испортить больше ничего не может.

После того инцидента с найденышем ничего особого не происходило. Ученые, как могли, изучили Тобимару вдоль и поперек. Оказалось, что после использования его как носителя, молекулы вируса колоссально изменили его ДНК. Никаких внешних отражений, однако, это не дало. Увеличенная сила, скорость и ловкость, стойкость к ядам и различным заболеваниям было единственными признаками изменений, которые смогли найти ученые. Обнадеживающие факты того, что есть все же человек с иммунитетом к новому вирусу, очень порадовали всех особенно получившего эту новость одним из первых дайме.

Кровь шиноби использовалась для разнообразных экспериментов и исследований. Он сильно и не возражал.

Старый ниндзя потерял смысл в жизни и просто позволял собой вертеть, как хотят.

 

Рано утром одиннадцатого дня очередная группа исследователей получила разрешение войти в зону карантина.

Посылая сообщения каждые десять минут, они пробыли внутри больше трех часов, как вдруг раньше срока прозвучал длительный сигнал, оповещающий о становлении связи.

В центре, где за многочисленными столами сидели, усердно работая, перебирая тучи бумаг и бегая туда сюда люди, связист удивленно подключил связь и позвал командующего для разрешения обстоятельств.

— Группа, командующий на связи, слушаю вас.

— Вы…вы это видите? Нет, о чем это я, вы же не можете. Слушайте, никого больше не посылайте, пока мы не поймем что это такое.

— Выражайтесь четче. Что вы там видите?

— Я…не знаю. Впервые такое встречаю. Оно прямо перед нами. Стоит. Нет, парит. В воздухе. Кажется, изучает нас.

— Да что там у вас происходит?

— Хорошо. Видимо, оно не собирается нападать.

— Эй, слушайте меня! Опишите, что вы видите!

— Не знаю. Я…Стойте! Оно двигается! На нас!

— Что это такое?

— Господи, Горо! Горо! Бежим отсюда!

Дальше пошли сплошные помехи и частое дыхание бегущего человека. Но потом вновь помехи заполнили весь эфир.

— Какого черта происходит?- командующий несколько раз нажал на кнопку связи, после чего удрученно опустил голову, размышляя. Позади него в оцепенении сидели все работники.

— Что вы можете сказать по этому инциденту,- Нибори поправил очки и приготовился записывать.

— Вы столкнулись с неизвестным,- Хао не спешил отвечать.- Пойдите и посмотрите сами, что там есть, а потом уже я смогу сделать выводы.

Раздался сигнальный звук и барьер снялся с одной стороны. Десятки ученых в защитных костюмах столпились у этого выхода. Из него медленно, еле волоча ноги, показался человек в скафандре. Из его живота торчала длинная, толстая ветвь. Сделав еще пару шагов в общем направлении, он упал на пол. К нему подбежали.

— Черное…черное…- продолжал повторять мужчина, прежде чем скончаться, до того как прибыли врачи.

— Повторяя слово «Черное» он прожил еще несколько секунд,- Нибори снял очки и сложил их на столе.- Что-нибудь можете сказать?

— Вот теперь, пожалуй, могу…- Хао закрыл глаза.

Несмотря на инцидент, командующий все же решил отправить группу вместе с охраной шиноби для исследования событий. Под пристальным взором десятков глаз они зашли через тот же вход.

— Вы знаете, что даже я, создатель Хао Глоу, не могу полностью представить картину его действий,- Хао закрыл глаза.- У вируса, как такового, не может быть интеллекта. Да, что там, даже инстинктов. В нем есть лишь программа, заложенная с репродукции. Это показалось мне самой главной проблемой, когда я его создавал. Какой прок от оружия, если им нельзя управлять?

Я определенно изменил ДНК и структуру молекулы на опыте. Результат был поражающим!

Я выявил некоторые движущие факторы будущего совершенного оружия. Сразу после истечения срока синтезации, Хао Глоу начнет распространяться воздушным путем, полностью подчиняясь своей программе. На этом этапе я бы рекомендовал держать его в узде, чего сделать, к сожалению, не смог.

Но, заложив программу эволюции, я добавил в его связующую цепь определенный ген, названный мною геном «Церебро». Вся его роль заключается в том, что он раскрывает ячейку для развития определенной способности, когда приходит его время.

Это способность мышления, иным словом – интеллект.

Тело вируса слишком мало для такой сложной системы биохимических реакций, какие происходят в мозгу, поэтому я свел все цепи на количестве.

— То есть…- потрясенный, промямлил Нибори.

— Колониальный Разум,- завершил Хао.

Он бежал. Бежал не оглядываясь, не замечая жгучую боль в перенапряженных мышцах. Его одолевал страх. Адреналин играл в крови. Из глаз беспрерывным потоком текли слезы. Он боялся.

Йудай, биолог-ядерщик, закончивший Главную академию страны за два года, лучший выпускник за всю историю учебного заведения, никак не ожидал, что его жизнь, так бурно и многообещающе начинавшаяся, окончиться в этом самом месте, карантинной зоне, зараженной недавно открытым вирусом.

Он слышал топот ног позади себя, хриплое уставшее дыхание. Еще люди убегали от смерти, просто ему повезло бежать первым. Будь-то хоть шиноби, хоть ученые, они все боялись…того, что увидели.

Ни в каком худшем ночном кошмаре не присниться даже параноидальному шизофренику то, что предстало глазам двадцати людей.

Он даже не хотел вспоминать, но картина навсегда осталась стоять перед его глазами, даже сейчас, когда он пробирался между сплошных деревьев.

Позади раздался нечеловеческий крик. Хруст ломаемых костей и странный звук, похожий на переливание жидкости, нетрудно догадаться, что это была кровь. Не было ни сил, ни желания поворачиваться. Он знал, что еще один человек покинул этот свет.

Смерть догоняла их, она даже не бежала, а плыла.

Еще несколько минут назад он так уверенно шагнул сквозь проем барьера, надеясь найти причину того инцидента. Как иронично, его желание исполнилось, последнее желание.

Акия показалась с правой стороны. Она не жалела своих легких, срываясь на частое дыхание. В ней тоже играл свои ноты первобытный страх. Она тоже видела то, что и он.

Йудай крепко стиснул зубы, чтобы не закричать, когда желтый предмет пронесся над ним, врезавшись в дерево и упав под ногами. Это был его коллега. Ученый, чьего имя он даже не знал. В изорванном резиновом скафандре. С разорванной до самых костей кожей и отвислыми кусками мяса. В нем все еще слабо шевелились темные сгустки.

Приступ рвоты заставил упасть на колени, Акия скрылась впереди, как и все остальные, промчавшиеся рядом с ним. В такое время любого мало заботила чужая жизнь. Шлем скатился вниз и он испорожнил весь утренний завтрак на серую траву. Шум десятков ног стих впереди.

А сзади нарастал еще один. Гулкое, громкое шипение.

Он понял, что нет смысла убегать больше. Он следующий. Остальные будут заботить это, когда Йудай уже не станет.

Мужчина поднялся на ноги, сплюнул остатки желчи на землю и повернулся назад.

Оно возвышалось перед ним…

Да, не зря тот парень повторял: «Черное, черное…»

Это существо просто не имело других оттенков. Жидкость или газ. Густое марево. Темная бесформенная смерть парила в воздухе, постоянно изменяя свою форму. Непроницаемая и блестящая. Это чудовище уничтожило всех шиноби за десять секунд, стоило им атаковать.

«Что смешно,- вдруг на ум пришла мысль,- это ведь не оно атаковало первым, а мы. Стоило ему появиться из-за того дерева, как ниндзя стали поливать, как из ведра, совместными техниками»

И это была правда. Этот «дым» удлиняясь при полете кружил вокруг них некоторое время, перед тем, как наброситься на атаковавших. Его молекулярная структура была абсолютно непонятна, Йудай никогда такого прежде не видел. Становясь плотным, как живое существо, оно могло физической силой переломить надвое человека, то, как газообразное вещество, пройти сквозь него, при этом убивая так же эффективно, без всякой крови.

«Стоп!- внезапно возникшая мысль просветила голову.- Что я там читал в письменных пояснениях профессора Хао? Вирус с пигментом черного, интеллектуальный организм. Я смеялся, не веря ни единому слову»

Он посмотрел вверх.

— Значит, это и есть Хао Глоу…

«Дым» приближался все ближе, извиваясь, как змея.

— …Теперь я верю.

— Это…возможно?- голосом, полным сомнений, переспросил Нибори.

— Вполне,- Хао звякнул наручниками.

Туловище и верхняя часть тела упали на землю, в то время как ноги улетели в непонятном направлении. Йудай был мертв. А черная субстанция продолжила свое движение.

Оно знало, где находятся остальные, в какую сторону бегут. Чувствовало тепло живых тел, даже на таком расстоянии.

— Что же теперь будет?- Нибори, утратив все свое хладнокровье, осел на стуле.- Разумный вирус с такими чертами. Это же конец для всех.

— Возможно,- профессор задумчиво теребил пальцами.

— Простите, но что «Возможно»? Вы ведь сами его создали, вы лучше других знаете, на что он способен.

— Да, я знаю лучше других,- Хао улыбнулся, опустив руки под стол.- Но я знаю отнюдь не все.

— Может быть, вы прекратите говорить загадками и, наконец, выскажите все, что думаете, учитывая в какой ситуации мы находимся.

Несколько секунд молчания, в которых заключенный с интересом рассматривал напряженное лицо допрашивающего.

— Хорошо,- наконец, подал голос ученый.- Я расскажу, все что смог выявить за тот долгий срок, в котором его создавал. Я говорил раньше, что в природной программе вирусов есть лишь две функции: занимать места и размножаться. Это меня смутило и процессом сложных симуляций и опытов я смог косвенно создать возможность для развития его интеллекта. Как мы все уже поняли, этот эксперимент полностью удался, и на сегодняшний день мы имеем, как вы сказали, «Разумный Вирус».

Нибори передернуло от его же слов.

— В теории, внезапно получив возможность размышлять и думать, чему способствует колониальный разум, Хао Глоу будет собираться вместе. Каждую отдельную молекулу, каждый свободно парящий вирус, он воссоединит себя воедино, дабы его интеллект развивался лучше. Но тут встает вопрос: а что же делать существу, обделенному разумом, но вдруг получившему его? Ответ весьма прост: с удвоенной силой подчиняться своей природной программе.

Собеседник покрылся холодным потом.

Она лежала, упираясь спиной в шершавый ствол дерева. Акия боялась издать звук. Последний, кроме нее, живой представитель их группы сейчас осел и упал на землю. Прямо над ним парил черный «дым», хотя это густое вещество сложно было так назвать, но других ассоциаций не приходило на ум.

«Господи, господи, господи,- девушка часто дышала, полностью выбившись из сил. Сейчас она была единственной оставшейся в живых из всех тех людей, что так уверенно шагали по этой же мертвой земле совсем недавно.

Невидимые глаза «дыма» повернулись к ней.

— Но,- Хао серьезно сдвинул брови,- вот здесь-то я и наткнулся на странную альтернативу. Задав в генной структуре Хао Глоу способность необузданно развиваться, я тем самым отменил все природные ограничители на процесс эволюции. В таком мелком создании это было не так сложно, как было бы в сложном организме. Иными словами, развиваться будет не только его органическая ткань, но и колониальный разум. И вот, когда придет определенный срок, он станет достаточно умным, не побоюсь этого слова, чтобы в нем возникла мысль: «Зачем?»

— Простите,- потрясенно переспросил Нибори.

— На этом же самом месте мои исследования наткнулись на распутье,- не обращая внимания, продолжал Хао.- Это было очень странно, но все указывало на то, что Хао Глоу может повести себя двумя разными путями. В первом и наиболее вероятном из них, он просто быстро преодолеет это временное замешательство, и, используя всю свою силу, продолжит выполнять функцию, заложенную в нем с рождения, придумывая все более эффективные способы разрушения организмов. В последствии чего, может стать всемирной катастрофой.

Оно приблизилось к ней вплотную. Акия лежала без шлема, попросту потому что ей был нужен свежий воздух. Она даже не пугалась возможного заражения, теперь перед самой смертью это было ничем.

Слезы стекали с ее щек. Ей было все так же страшно. И хотелось лишь одного, пусть будет не больно.

В то время на нем появились массивные конечности, напоминающие щупальца. Такие же черные и блестящие, как и все остальное, тянущиеся в ее сторону.

Ну, конечно. Последнего он ведь убил, не проливая крови, значит, ее он разорвет на куски.

Глаза обреченно закрылись.

— А по второй…- старик вздохнул.- А по второй вероятности, на том моменте его мыслительная способность, которая бы осталась замкнутой на определенном уровне при первой варианте исхода событий, стала бы развиваться с большой скоростью, подпитываемая общей энергией «тела». И кроме первого «Зачем?», в «мозге» Хао Глоу начали бы возникать другие, такие как: «Почему?», «В чем причина?», «Есть ли смысл?», «Кто я?», вопросы. После чего природная программа даст сбой и отключиться. И вот перед нами предстал бы совершенно новый организм, умный организм с развивающейся моралью. Его бы заинтересовали люди, которых он сначала уничтожал, его бы заинтересовал этот мир, окружающий его, его бы заинтересовал он сам, как таковой. Как и любой человек, потерявший память, пытается понять, что ему делать дальше и, опираясь на какие принципы, жить, так и он начал бы размышлять про все это. Он искал бы знания, информацию и продолжил развиваться все дальше и дальше. Но на этом моменте я не смог продолжить свои исследования, попросту потому что не могу даже вообразить себе, каким он мог бы стать. Маленький вирус из пробирки.

Минуту в комнате стояла тишина, в которой как громом пораженный стоял даже охранник, ничего толком, не понимавший в науке.

— Это…- мужчина напротив потряс головой, пытаясь придти в себя.- Но ведь это мало вероятно. Я хотел бы, чтобы это оказалось правдой и сулило нам спасением, но просто не могу так просто согласиться. Чтобы простой вирус вдруг обрел настолько развитый разум, чтобы в нем появилась мораль. Согласитесь, ведь шансы и, правда, малы!

— Хм,- Хао усмехнулся.

Почему-то в конце всегда вспоминаешь начало. Акия сама в этом убедилась, лежа на сухой хрустящей при малейшем движении траве, и наблюдая, как перед экраном всю свою прожитую жизнь.

Непроизвольно в горло поступила жгучая боль, ничего общего с физической не имеющая. Новый поток горячих слез хлынул из глаз.

— Папа, мама…- в памяти всплыли образы двадцатилетней давности. Родители, что грели ее своим теплом, детство, что она прожила с ними так счастливо.

И она ждала, понимая, что этого не избежать. Смирившись с участью и даже частично поборов страх.

Но…

Боль так и не приходила, хотя ей уже должны были отрывать конечности и голову, как сделали остальным.

Не было ничего, лишь тишина. Давящая тишина. Нет, она придет сейчас, она не должна терять мужество перед смертью. Не должна…

Глаза непроизвольно открылись.

Он застыл.

Щупальца не шевелились, выделяясь блеском так близко от ее лица. Шипящий звук, с которым передвигались молекулы его тела, позволял понять, что жизнь еще кипит в этом существе. Но почему-то оно остановилось. Не убивало, хотя могло.

И вот движение! Она чуть не вскрикнула.

Отростки втянулись обратно в общее тело. «Дым», удлиняясь, начал кружить по странной фигуре, то опускаясь до земли, то поднимаясь на уровень верхушек деревьев.

Она не могла пошевелиться.

В следующую секунду он замер, опять опустившись вплотную к ней, а потом медленно уплыл. В известном только ему направлении.

Акия не веря, пролежала еще некоторое время, прежде чем слабо прошептать:

— Я жива…

-…Да, думаю, вы правы,- Хао закрыл глаза.- Возможность такого исхода и вправду мала.